29 декабря 2020

Интервью Даниила Куликова


22-летний Даниил Куликов стремительно влетел в основу «Локомотива». 30 августа 2019 года он выходил за фарм-клуб «Локо» («Казанку») в Муроме, где команда вела 2:0 после первого тайма, но проиграла на 91-й минуте – забил легенда «Спартака» Дмитрий Кудряшов.

Действие происходило на таком стадионе.


Через три месяца Юрий Семин выпустил полузащитника на замену против «Байера», а уже в этой Лиге чемпионов Куликов был железным игроком основы. Он выходил в старте в первых четырех матчах (потом заболел коронавирусом), итог: две ничьих с «Атлетико», одна – с «Ред Буллом» и очень достойный матч против «Баварии».

Ответку с испанцами Куликов проводил на таком стадионе.


Еще важнее, что он не терялся на поле. Домашние матчи против испанцев и немцев я видел с трибуны. Даниил смотрелся смело и умно: без нервов отыгрывал Киммиха, Горетцку, Эрреру и Сауля и продвигал мяч в атаку.

В разговоре выяснилось, что в жизни Куля – такой же спокойный, как и в игре. Он в восторге от деревенской тишины и русских просторов, без ума от животных (даже от кур и гусей) и не бегает за брендами.

Это интервью я условно поделил на две части. В первой Куликов рассказывает про «Локо» в РПЛ и Лиге чемпионов, сравнивает Николича и Семина и вспоминает, как болел короной. Во второй части – объяснение, как за год пройти путь от ПФЛ до ЛЧ, рассказ про рыбалку, качевую машину и зарплату.


– Два последних матча в РПЛ «Локо» проиграл: «Химкам» – в добавленное время, «Краснодару» – 0:5, и это самое крупное поражение клуба в современной истории. Что ты чувствовал в момент, когда тебя выпустили на второй тайм, а команда пропустила еще три?
– Честно, это даже объяснить как-то сложно. У команды не шло, и в такую игру тяжело входить. Вроде как в первые 10-15 минут второго тайма что-то начало получаться, даже был шанс отыграться – Гжегож убегал, отдал пас. Хороший момент, но почти сразу нам забили третий. Побежали отыгрываться – контратака, забивают четвертый. Опять бежим вперед, полностью раскрываемся – пятый. Нет такого, что команда бросила играть: «Идите, забивайте нам шестой, восьмой».

В раздевалке после матча было опустошение. Все эмоции закончились, никто ничего не хотел делать. Все молчали.

– Но потом полет в Москву и время до следующей игры. Как переживать эти 0:5?
– Просто забыть надо. Убрать эти мысли из головы. Хотя понятно, что это не так легко сделать, как сказать. Обычно, когда приезжаю домой или на базу после поражений, не могу уснуть до 6 утра. Даже если с утра тренировка. Просто хожу, маюсь.

Последний такой случай был перед тем, как я заболел. Приехал на базу в 12 и до 6 не спал. Ходил по базе, попил чайку, поплавал в бассейне. Ничего особенного не делаю, просто знаю, что не усну.

– То есть Кокорин, который до 3 ночи после матча играет в Counter-Strike, – это нормально?
– Знаю, что у многих проблемы со сном после матчей. От нагрузки тело находится в стрессовом состоянии, вырабатывается адреналин. Становится очень сложно уснуть. А потом днем вырубает, приходится досыпать.


– Сам в приставку играешь?
– Сейчас ее нет, но собираюсь покупать PlayStation 5. На базе играю в Фифу, особенно со Стасом Магкеевым. Рубимся в режиме Ultimate Team, вдвоем за одну команду против одного по интернету. Иногда хочется пооткрывать паки, за два дня до «Краснодара» закинули 1000 рублей, открыли пять паков. Но большие деньги на игры не трачу.

– Осень, четыре матча в старте в ЛЧ. Самый запоминающийся момент?
– Да каждая игра – кайф. Кстати, думал, что во время гимна Лиги чемпионов у меня пойдут мурашки. В прошлом году я не попал в заявку на домашний матч с «Ювентусом», смотрел с трибуны – и мурашки шли. А я просто был как болельщик. В этом году, зная, что буду играть, перед «Зальцбургом» прогонял эти мысли. Казалось, что вообще затрясусь. Но вышел, зазвучал гимн – и никакой нервозности. Наоборот, приятное ощущение.


По поводу отдельных моментов – запомнил, как делал диагональ, резанул и отдал мяч Феликсу. Случился выход один на один, Суарес не забил. Хотя там все равно офсайд случился. С «Баварией» попал по ногам Левандовского – поставили пенальти, но после просмотра отменили.

Этих людей я раньше по телевизору видел, выходить против них – мечта. Точно буду детям рассказывать.

– Ты оценил, насколько Лига чемпионов отличается по уровню от РПЛ?
– На 100%. Скорость там – намного выше. Команды не обороняются, как у нас в РПЛ: садятся у своих ворот, и надо пытаться эту оборону вскрыть. В Лиге чемпионов мы садимся, ха-ха. И чего-то на контратаках придумываем.

Уровень – космос, но мы старались. Первые 20 минут с «Зальцбургом» играли просто топово. В Европе у тебя нет 5-10 минут, чтобы начать играть, иначе сразу накажут. Забьют один-два – и сразу поедешь домой.

– Ты сказал, что вы садились, но по первым трем матчам точно было ощущение, что «Локо» не боится играть в атаку. Это выглядело смело.
– Марко про каждую команду говорил, что с ними возможно играть и мы должны это делать. Конечно, они атаковали больше, чем мы, но и у нас многое получалось. Мы хорошо выходили из обороны – пытались выбивать не безадресно, а коротким пасом через Гилю.

– Почему в последних матчах это сломалось, в том числе с «Краснодаром»?
– Трудно сказать. Обычно наша стратегия не отличается. Мы с каждой командой должны играть первым номером. Не всегда получается, но мы стараемся это делать. Да и настрой есть на все турниры. Хотя перед Лигой и настраиваться не надо, потому что мы сами понимаем, против кого выходим и в каком турнире. Тут каждый сам себя может настроить.

– Что изменилось внутри команды с приходом Николича?
– С Марко мы постоянно разговариваем. Он со всеми общается, ко всем подходит, спрашивает, что и как, как дела, как здоровье. Постоянно идет какая-то коммуникация. В футбольном плане нравится, что постоянно играем через мяч и контроль мяча.

С Юрий Палычем такой коммуникации у нас не получилось.


– Почему?
– Не знаю. Может быть, молодой был. Не скажу, что мы вообще не разговаривали, но с Марко прямо каждый день: «Привет, как дела? Как здоровье?»

– Ты еще сказал про контроль мяча.
– Сейчас мы стараемся выходить от вратаря через пас. Конечно, иногда выносим, но в основном разыгрываем. У Юрий Палыча, если не ошибаюсь, от вратаря сразу выносили подальше от ворот.

– В какой футбол тебе кайфовее играть?
– С мячом, через контроль.

– При этом люди, которые за Палыча, скажут: «И что? Вышли куда-то со своим контролем?»
– И будут по-своему правы. Но через пас – зрелищный футбол, он больше похож на европейский.

– А есть объяснение, почему в этом сезоне все наши клубы провалились в Европе? Интересно твое мнение, потому что у тебя еще не сформировались типичные отмазки русских футболистов про календарь и все такое.
– Там все по-другому: другие скорости, против тебя играют по-сумасшедшему. Плюс в РПЛ довольно низкий уровень футбола. Не хочется так говорить, но это правда.


– Последние два матча Лиги чемпионов ты пропустил, потому что болел короной. Как это было?
– Сдал два сомнительных теста, и меня посадили на карантин, чтобы не соприкасался с командой. Десять дней сидел дома, ничего не делал: пил витамины, как и при обычной простуде, играл в компьютер, лежал. Под конец даже устал.

Как заразился – непонятно. Старался никуда не ходить: дом – тренировка – дом. Не знаю даже, как так получилось. Повезло, что особых симптомов не ощутил – только обоняние чуть-чуть пропало. Запахи вообще не чувствовал, вкус немного чувствовал. Но через пять дней все вернулось. Сейчас никаких последствий.

– Пока тебя не было, «Локо» сыграл странный домашний матч с «Зальцбургом», на который выставил шесть защитников. Ты понял, что это было?
– Думаю, все из-за того, что из-за вируса не было нескольких игроков. Например, меня и Крыхо (оба игрока сдали сомнительные тесты – Sports.ru). Уверен, что Марко не планировал отобороняться и отстоять на 0:0. Просто обстоятельства заставили.

Почему в итоге получили 1:3 – нет объяснений. Как и последним поражениям в РПЛ. Вроде мы и физически, и морально готовы, но все как-то необъяснимо.

– Ты говоришь, что на Лигу чемпионов настраивать особо не нужно. А когда тебя накачивали сильнее всего?
– Еще когда играл в «Локо-2» и нас тренировал Александр Викторович Антипов. Он жестко настраивал на игру против основы – «Локомотива Черкизово». Разнос был такой, что хотел выйти и разорвать. Антипов объяснял, что мы играем против главного конкурента, что они не лучше нас, что мы обязаны их обыгрывать и указать на их место. Это было в резкой, даже грубой манере.

Сейчас, наоборот, такого нет. Спокойно отношусь к настрою, потому что именно мне лишние эмоции не нужны. Лучше выйти со спокойной головой. При этом настрой есть.

– Я очень хотел поговорить с тобой, чтобы понять, как получилось, что ты взлетел так быстро: 2019 год – играешь против «Мурома» в ПФЛ, 2020 год – против «Баварии» и «Атлетико» в Лиге чемпионов. Как ты сам объясняешь эту трансформацию?
– Объяснение простое: стараюсь очень много работать. Плюс тренируюсь с основой с 18 лет, начал еще при Палыче, набирался опыта на тренировках. Просто игрового тонуса не было.

Сказалось и то, что Бара получил травму. Желаю Диме здоровья, но нужно сказать, что лично мне за счет этого предоставился шанс показать себя. А показал именно из-за работы: в зале, до тренировки, после тренировки.


– Антипов говорил, что ты просто очень одаренный. А не раскрылся по юношам, потому что щуплый. Здоровые парни тебя затирали.
– Мне и сейчас говорят, что щуплый. Может, надо набирать массу. Точно наберу на сборах, но еще посмотрю, как это скажется на координации. Если сразу много набрать, будет потеря в скорости или еще в чем-то. Поэтому надо делать постепенно. Тренерский штаб мне поможет. ТренерА по физподготовке. ТрЕнерЫ.

– Ого, ты себя сразу исправил. Нетипично для футболиста, обычно все они говорят «тренерА».
– Я тоже привык так говорить, но хочется отучиться. Потихоньку пытаюсь. Родители подсказывали, что так неправильно, некоторые ребята. Надо уже наконец перебороть себя.

– По поводу набора массы – считается, что Сычев раскачался после травмы и потерял скорость. Говорили с ним об этом в «Казанке»?
– Не помню такого. У меня с ним другая история связана. Как-то подавал мячи на «Локо» – ЦСКА. После игры подбежал к нему, он кинул майку. Я крикнул: «Спасибо, Дим». После этого все, кто подавал мячи, собрались в одном месте. К нам подошел человек, который отвечал за нас, и сказал: «Не смейте брать футболки у игроков основы». А я ее уже взял и положил куда-то в карман. Подумал: если он узнает, мне хана будет. Спросил у парня, который стоял рядом: «Не хочешь майку взять?» – «Да, давай возьму».

В итоге остался без майки Сычева.

– То есть подставил парня?
– Не-не, он сказал, что ему по фигу, и забрал. В итоге ему даже ничего не сказали.

– Возвращаясь к твоей игре. Ты провел первый матч в РПЛ в 21 год. Для Европы это уже приличный возраст, там 17-летние разрывают Бундеслигу. Сильно парился, что маринуют во второй команде?
– Иногда какие-то мысли вбивались в голову – например, об аренде, – но старался отпускать их. Помогало, что поддерживали родители. Говорили: «Трудись, работай, тебе дадут шанс, главное – воспользоваться им». Поэтому думал о хорошем, и получилось, что не зря.

Но вообще, круто, когда молодого-молодого парня выпускают за первую команду, дают ему набраться опыта, почувствовать скорости. В Европе так делают, в России – по-другому. Но в Европе они еще ментально подготовлены, у нас такого нет. В России, если ты ошибешься, на тебя начнут орать или еще что-то – не про «Локомотив» говорю, не про конкретного тренера, а в целом. На человека поорали, он ушел в себя – и больше ничего не получается. Такое вполне может случиться.

– Твои тренеры часто орали?
– После ошибок – нет, но Юрий Палыч любил подстегнуть, крикнуть. Когда мяч у соперника и надо идти в отбор, он кричал: «Бегиииии! Давай в него, в отбор!» Прямо орал, чтобы ты мчался на игрока.


– Ты сказал про родителей. Чем они занимаются?
– Работают. Папа – водителем. Раньше – личным, возил обычного судью, не футбольного. Последний год – на большой машине развозит всякие посылки. Мама – один из начальников на Санэпидемстанции. Я им обоим говорю, что хватит уже работать, готов их обеспечивать. Отвечают, что все равно будут. Надеюсь, скоро уговорю.

Они помогали мне в плане футбола не только на взрослом уровне, по детству тоже. Я начинал в «Приалите» из Реутова. В один момент меня звали в «Динамо» в команду 1997 года, хотя я 1998-го. Тренером или спортивным директором там был Силкин, он постоянно звонил маме и спрашивал, когда приедем. В итоге я выбрал «Локомотив», потому что из Реутова до Черкизово близко ездить.

В 11 лет в «Локо» пришел новый тренер – Катасонов, который брал многих ребят из других команд на просмотр. И в один момент он сказал маме, что я не нужен. Так я перешел в «Локо-2» в Перово. Очень сильно переживал тогда, плакал. В тот момент родители сильно поддерживали, мама даже кубок подарила. Кстати, вот он.


Я сейчас в квартире родителей, у них сегодня юбилей свадьбы – 30 лет. Смотри, тут много кубков. Эти – брата, он пловец, многократный чемпион России, выступал на чемпионате Европы, занял там 4-е место, потом поехал на мир. Но сейчас уже заканчивает карьеру, потому что возраст – и дальше результаты не идут. Мне мама тоже предлагала плавание или футбол. Почему-то выбрал футбол.

– Твои кубки – за что они?
– Этот – лучшему игроку ДФЛ-2011. Этот с «Приалита» – лучшему бомбардиру. Забил тогда 24 гола за сезон. Было 8-9 лет. Ты ведь знал, что я играл инсайда? Стандарты исполнял. Каждый штрафной – уже гол. Не как сейчас – и до ворот не добегаю. Но с «Ахматом» добежал – в штангу попал. А гол мог стать победным.

– Когда тебя перевели в опорную зону?
– В «Локомотиве» в последний год перед выпуском. Меня тогда опять позвали в Черкизово из «Локо-2», я долго не хотел, но согласился. Опорник заболел или сломался, тренер Максим Юрьевич Мишаткин поставил в опорную зону. Я хорошо сыграл, с того момента – лет с 16 – выхожу там. Благодарен Максиму Юрьевичу и по сей день!

Сейчас могу закрыть любую позицию в центральной зоне, без разницы где – повыше или пониже. Понятно, что хочется забивать, отдавать, но из опорной зоны это тоже можно делать.

– Ты говорил Николичу, что можешь располагаться выше?
– Нет, потому что мы все время играем 4-4-2. В этой схеме для меня есть только две позиции в середине. Выше уже некуда, там надо на фланге.

– Ты сказал, что тебя звали из «Локо-2» в основу, но ты долго не хотел. Почему?
– Обидка какая-то. Плюс я знал, что в «Локо-2» я точно буду играть, а в Черкизово ребята посильнее, не был уверен, заиграю ли. Хотя звали постоянно, да. Тогда еще сильно помогал Антипов. Он всегда ко мне хорошо относился, говорил: «Побудь здесь, настанет момент – и перейдешь туда». В 16 лет он настал.

– Из той команды, в которую ты пришел, кто-то заиграл на профессиональном уровне?
– Саня Долгов, который сейчас в «Химках». Но он попозже попал к нам. Больше – никого.

– На днях ты помог собачьему приюту. Откуда такое желание?
– Очень люблю животных: собак, кошек. У родителей в квартире есть собачка, поеду в отпуск в деревню – там собака, кошка, кот, попугай. Вся семья такая. Помочь хотел давно, просто сейчас появилась возможность, решил сделать доброе дело. Пресс-атташе «Казанки» Женя Кириллов скидывал варианты, вместе выбирали, какому именно приюту помочь.

– Джикия покупал кастрюли, тепловые пушки. Как было в твоем случае?
– Закупил корма. Сумма пока небольшая. Но это будет не одноразово. Сейчас одна сумма, дальше – другая. Постараюсь не забросить эту тему, потому что она мне нравится. Буду давать приюту на другие расходы, приезжать, гулять с собачками.


Кстати, почему мы именно собак полюбили. В деревне к нашему дому как-то пришел щенок. Не породистый, но прямо похож на джек-рассел-терьера. В деревне постоянно живет родной брат бабушки, он забрал его к себе, начал кормить. Когда мы приехали, щенок так понравился, что мы забрали его домой. И после этого полюбили собак.

Я считаю его своим братом. Мы постоянно ходим вместе на рыбалку. Встаем в 5 утра. Я еду посидеть половить – он бегает вокруг, копает, что-то пытается найти. Когда рыбалка заканчивается, беру палку, кидаю в воду, и он с мостика, как пловец, ныряет за ней. По пути собирает другие палки.

– Деревня – далеко?
– 100 километров от Москвы, недалеко от города Ступино. Там рыбалка, отдых, кайф. Сейчас дом по-современному обит сайдингом, но он именно такой, как строили в деревне: одноэтажный с терраской, рядом баня, туалет на улице. Езжу туда всегда, как возникают выходные.

– Ощущение, что я говорю не с футболистом. Почему ты кайфуешь от деревенской романтики?
– Как-то с самого детства пошло, постоянно ездил в деревню, ходил на рыбалку и за грибами. Там очень приятная для меня атмосфера.

Сейчас приеду – пойдем с батей на Оку на подледную рыбалку. Расчистим маленький прудик рядом, будем кататься на коньках, играть в хоккей. Кстати, у нас на участке жили утки и гуси.

– Чтобы запечь на Новый год?
– Они уже на другой праздник пошли. Но еще летом бегали по двору. Я был против этой истории, но так получилось. Родители зарубили. Если честно, вкусно, но в голове все равно проматывал, что недавно они были живые, и как-то не по себе становилось. Тем более пару раз я даже кормил их, убирал за ними.

– Я не большой фанат рыбалки – даже летом, когда вокруг комары и ты часами сидишь, ждешь клева. Расскажи мне про рыбалку так, чтобы даже я захотел пойти.
– Так, наверное, не получится. У меня с детства пошло. Дед и батя постоянно ходили на рыбалку. От них передалось мне.

По поводу зимней рыбалки – нравится атмосфера. Приезжаешь, отдыхаешь морально. Физически не получается, потому что надо рано вставать. Летом – в 5 утра, зимой – в 8. Попил чайку – и пошел. И сидишь до того момента, пока не стемнеет. Дышишь свежим воздухом, общаешься. Говорим с батей обо всем.

Лунку сделал – не клюет, следующую сделал – не клюет. Замерз, пошел и 10 лунок подряд сделал – согрелся. Очень круто. А если клюет, то вообще бомба.

Летом у нас активная рыбалка, мы ловим на спиннинг хищника. Когда ловим с берега, то постоянно перемещаемся. Если стоять на одном месте, можно долго дожидаться, пока рыба придет. Лучше самому найти, ходя по берегу и постоянно забрасывая удочку.

– Какая твоя самая дорогая удочка?
– Которую брат подарил на прошлый день рождения. Она стоит 25 тысяч рублей, потом я купил к ней катушку за 50 тысяч.

Я и сейчас смотрю рыболовные видео. Но раньше смотрел и очень хотел себе такой комплект: спиннинг и катушку. Получается, осуществил мечту.

– Что ты смотришь про рыбалку?
– В детстве – «Диалоги о рыбалке». Сейчас – разные каналы на ютубе, например, «Рыболов эксперт» и канал Алексея Шанина, очень крутого спортсмена-рыболова.

Если честно, рыболовный спорт – очень сложный, требует больших затрат и большого количества времени. В нем есть всякие тактики. Например, как встать на точку на лодке. Сто разных приборов: эхолоты, структурсканы, очень много всего… У меня вот нет крутого эхолота, крутого структурскана, который обследует дно – и становится видно упавшие деревья.

Хочется, чтобы у нас появились такие приборы. Чтобы мы приезжали, смотрели по ним места, где нападало много всего. Обычно у таких мест скапливается крупная рыба и хищник. Это для них засада, они из засады ловят мелкую рыбку. Мы бы приехали, встали в сторонке и с первого заброса поймали крупную рыбу.

Мне очень хочется поймать большую рыбу. Какую-нибудь щуку килограммов на десять. И потом обязательно отпустить.

– Зачем?
– Сейчас стараюсь всю рыбу отпускать, хоть мама и говорит: «Привози, приготовим, сделаем что-нибудь». Но отпускаю. Маленьких – потому что пусть живут. Больших – потому что они дают много потомства. Не очень хочется такую рыбу забирать.

Кстати, в эти праздники были планы сгонять на рыбалку в Астрахань. Но батя сказал: «Давай лучше у нас половим». У нас как-то комфортнее, ехать никуда далеко не надо.

– Но я слышал, что в Астрахань вы все-таки ездили.
– Да, дикарями. Пока родители раскладывали палатки, я сразу забрасывал удочку, что-то ловил. Там очень много рыбы, всегда круто клюет. Пару забросов делаешь – и готово. Мы всегда ездили большой компанией человек на 20, ставили прямо лагерь – палаток 8, весело очень. Я получал удовольствие от всего, от каждой минуты пребывания там.

Начал ездить, когда мне было 11. И дальше каждый год до 16-17 лет. Пока занимался в школе, было удобно: каникулы – в июле. Когда перешел в дубль, они передвинулись на июнь, а в это время в России запрет на рыбалку. Поэтому перестал ездить, но батя и брат продолжают каждый год.

Ехать 17 часов на машине – вообще кайф, блииин! Как меняются эти пейзажи – просто топ. Особенно нравится Волжская ГЭС. Когда в Волгограде проезжаешь по мосту и видишь огромную гидроэлектростанцию – нереальные ощущения. Обычно Волгоград мы проезжали ночью, поэтому всегда говорил родителям, чтобы они меня будили.

Сейчас очень хочу попутешествовать по России за рулем с девушкой или с родителями. Маршруты еще не наметил, но хочется куда-нибудь поближе к Байкалу. Да вообще через всю Россию однажды проехать.

– Я прав, что вы ловили даже в центре Астрахани у какого-то памятника?
– Нет, это в Москве было. Где Парк Горького – там памятник Петру.

– Ты серьезно? Москва-река ведь грязная!
– Да нет, много спортсменов ловит в центре города – и большую рыбу, и маленькую. Если хочется половить, но нет возможности уехать куда-то из Москвы, то можно там без проблем. Да и в Москве лучше, чем на платном водоеме, где нет такого кайфа. Так и я стоял у Петра с удочкой.

А однажды ловили с батей и братом недалеко от Ступино. Переплыли на другой берег Оки, брат поплыл дальше на лодке, а я с батей шел в сапогах-забродниках, в которых можно глубоко войти. Шел-шел все дальше от берега, вдруг почувствовал, что зашел в ил – и меня начинает засасывать. Начал уходить ниже и ниже, вода уже в сапоги заливалась. Я увидел брата, закричал ему, начал падать, потому что вода затекала и я терял равновесие. В итоге брат вытащил, а сапоги так и остались в воде. Я бы вряд ли утонул, но было неприятно.

В другой раз с батей ловили зимой, и он провалился под лед. Но успел руки поставить прямо на лед и за секунду выскочил. Я только опомнился – он уже на берегу стоит. А у меня сердце так начало колотиться – просто кошмар. Хорошо еще, что ловили рядом с домиком друзей. Он находился в 200 метрах. Батя пошел в дом, переоделся – и вернулись дальше ловить.

– Вы из тех, кто в середине марта при плюсовой температуре идет на середину озера?
– Нет-нет, на такую рыбалку не ходим. Это опасно. Стараемся выходить, чтобы лед был минимум 7 сантиметров. Он, конечно, все равно трещит. Страшновато, но выходим.

– По моей информации, ты гоняешь на старой «Митсубиси».
– Да, на Lancer 2008 года.


– Всего на 10 лет младше тебя! Почему именно она?
– В 2008-м ее купили родители. Сначала ездили мама и папа, потом – брат. Когда я получил права, перешла ко мне. Езжу уже 4,5 года.

Тачка классная, я туда обвес и музыку поставил: сабвуфер на весь багажник, в дверях – колонки. Причем переделывал, потому что в первый раз так себе получилось. Во второй сделал у крутых чуваков из студии автозвука «Медведь» – они лучшие в России и, возможно, в мире. Теперь, когда включаешь сильно, ветер обдувает, все трясется. Очень люблю такое, хотя постепенно отхожу от этой темы. Но никогда не бывает так, что что-то сделал – и остановился. Постоянно хочется больше, люди вкладывают миллионы.

Еще год ездил с тонировкой. Сейчас снял, нервы дороже.

– Каждый раз приходилось платить сотрудникам ДПС?
– Опасненький вопрос, ха-ха. Получается, что да. Правда, один раз остановил, попросил документы – и все. Ничего не сказал про тонировку.

Поставил колеса 18-го радиуса. Меня отговаривали, объясняли, что подвеска будет ломаться, будет жестко. Я отвечал: «Мне хочется, чтобы вид был». Правильно говорили – теперь перед каждой зимой у меня ремонт подвески.

Иногда прохожусь баллончиком по резине, подкрашиваю ее. Но так постоянно надо делать, чтобы цвет держался, а я делаю, посмотрю – прикольно. И забываю на месяц-два.

– Наверное, вложил в нее больше, чем она сейчас стоит.
– Кстати, да. Или столько же. Сейчас она стоит где-то 400-450 тысяч, примерно такую же сумму я вложил.

– В команде подкалывают за такую скромную тачку?
– Сначала – да. Хотя Чарли и сейчас может сказать что-то вроде «Куля на Lancer». И все сразу угорают. Но в этом ничего такого нет, главное – мне нравится.

– Кто в команде приезжает на самой крутой тачке?
– Есть футболист на «Порше» 911. Конечно, хочется тоже ездить на крутой, но всему свое время. Хотя в ближайшие полгода буду менять. Думаю о каком-нибудь «Мерсе». Джипике, но желательно быстром.

– Ты сказал, что сделал в машине кайфовый звук. А что слушаешь?
– Все, но рэп нравится больше всего: Трэвис Скотт, 21 Savage. Из русского – OG Buda, Фараон, Платина – что-то такое.

– Самое необычное в твоем плейлисте?
– Сейчас посмотрю. Иван Дорн – необычное? Нет? Нурминский – это который «Валим-валим на гелике». Или вот «Триагрутрика». Это смотрю в Apple Musiс. А если зайти во «ВКонтакте», там будет просто миллион песен «АК-47», потому что лет в 13-14 я постоянно слушал их. Даже брат подарил майку, где на спине написано: «Уважуха от братухи». На груди нарисован калаш и написано «АК-47». До сих пор хожу в ней по деревне и на рыбалку.

– В инстаграме ты подписан на несколько аккаунтов про ММА.
– Раньше постоянно следил. Начал смотреть, когда Конор пришел в UFC: посмотрел один бой – понравилось, потом второй – и понеслось. Зрелищно, прикольные техники ударов. Год назад из пабликов не вылезал. Сейчас смотрю уже реже, но за интересными боями слежу. Очень жду бои Конора с Порье и Тони Фергюсона с Томасом Алмейдой.

– Весной ты рассказывал, что купил новую квартиру и делаешь в ней ремонт. Как дела сейчас?
– На самом деле купили родители два с половиной года назад. Рядом с собой – в Реутове. Мы ждали, пока она достроится. Полгода назад ее сдали, я начал ремонт. Недавно его закончил, сейчас уже живу в ней.

– И каждый день ездишь из Реутова в Баковку? Это ведь через всю Москву! Проще снять там рядом.
– Тоже об этом думал, но понял, что нравится ездить на машине. Включил музыку, открыл окна – класс.

– Во сколько обошелся ремонт?
– Перестал считать на отметке в 5 миллионов рублей. Но ушел недалеко от пяти.

Рассчитывал не больше двух, но сидишь с девушкой, выбираешь что-то: прикольно смотрится – хочу купить. А цены на все просто сумасшедшие. Например, мне хотелось большой двухстворчатый холодильник. Зашел в «М.Видео» перед карантином: «Дайте мне самый крутой холодильник». Показывают – берем. Дальше – телевизор: «Покажите самый крутой телевизор». Подводят к очень тоненькому, я переспрашиваю: «Ну он крутой? Он хорошо показывает? Он лучше, чем Samsung?» Купил LG, Samsung не хотел

В итоге потратил 750 тысяч – на холодильник, телик, микроволновку, плиту, духовку и посудомоечную. Это первая покупка в квартиру. Дальше – пошло-поехало.

– Тебе важно, чтобы все было самым крутым?
– Холодильник – да, с двумя створками просто отлично выглядит. В него можно много всего положить, чтобы полностью заполненный был. Хотя иногда думаю: зачем такой большой? А самый крутой телевизор стоил каких-то бешеных денег. Я уточнил: «Мой намного хуже?» – «Нет». И взял его. То есть не самый дорогой. Просто хотелось, чтобы все было качественное: все-таки в свою квартиру вкладываешь, хочется жить в комфорте.

– Это разве не понты, не мышление типичного русского футболиста?
– Нет, какие понты? Я на Lancer езжу. Если бы хотел понтоваться, взял бы кредит и купил гелик. Разъезжал бы на нем в 18-20 лет. Но такого нет и, надеюсь, не будет.

– То есть крыша не едет от того, что резко стал получать больше, чем год назад, когда был игроком второй команды? Когда приходит смсочка из банка с кучей цифр, не думаешь: «Какая же я звезда»?
– Да какая я звезда – нет. Просто приятно. Можно себе что-то большее позволить, чем год назад.


– В прошлом году, когда ты выходил против «Байера», у тебя была зарплата игрока фарм-клуба?
– Не совсем. Все-таки уже несколько лет привлекался к тренировкам с основой, выходил в РПЛ и Кубке России. Я получал 400 тысяч рублей в месяц.

– За год сумма выросла в единицы или в десятки раз?
– В единицы.

– Это больше миллиона рублей?
– Да. Плюс премиальные.

– При четырех победах в месяц премиальными можно заработать больше, чем зарплатой?
– Да-да. Конечно, эта история мотивирует, потому что премии лишними не бывают. Приятно, когда после победы приходит смсочка.

– На что ты тратишься, кроме ремонта?
– Стараюсь родителям помогать. Покупаю вещи, но не много. Больше ничего сверхъестественного не покупаю. Может быть, только машину в следующем году куплю.

– Семин говорил мне, что для него норма – рубашка за 30-40 тысяч, потому что она качественная. У тебя тоже так или носишь из Zara?
– Джинсы – только Zara, я и сейчас в них. Кроссовки какие-нибудь брендовые, но не безумные. Недавно купил D&G за 50 тысяч – это капец цена. Брат пришел и спросил: «Что за позорище ты носишь? Как такое носить-то вообще можно?» Мне нравится, но цена – жесть. Джинсов и рубашек за 50 тысяч у меня нет.

– Не как Никита Медведев, который говорит, что пол-Москвы ходит в Dsquared?
– У меня Dsquared нет. Это же вроде дорогая фирма, да? Как я могу сказать про пол-Москвы, если они дорогие. У меня вообще нет много брендовых вещей. Только что-то есть – из-за того, что чуть-чуть побольше стал получать.

– А ты можешь объяснить, как это работает – как футболисты проходят путь от H&M, пока играют в дубле, до обвешанных Gucci, D&G и Louis Vuitton? Вот ты зачем купил кроссы за 50? Бренды начинают поглощать?
– Бренды не то что поглощают – просто захотелось брендовую обувь. Говорят же, что у джентльмена должна быть хорошая обувь. Хочется сделать себе приятно. Но я могу спокойно зайти в любой небрендовый магазин и купить там то, что понравилось. Zara – вообще офигенный магазин.

– Круто, что не превращаешься в Урунова.
– Да куда там! Но это его дело.

– У тебя есть глобальная мечта в футболе?
– Хочется поиграть в Европе. В Англии было бы вообще топ. Из топ-5 лиг она нравится больше всего. Прямо любимого клуба там нет, но симпатизирую «МЮ». Если позовут в другую сильную лигу, то тоже будет круто.

– А если в условную «Сельту» – перейдешь?
– Скорее всего, да. Неважно, какое предложение – из верха или низа таблицы. Но сейчас горжусь тем, что представляю «Локомотив», и сделаю все, чтобы клуб был на вершине.



----------
Источник: sports.ru