18 февраля 2021

Интервью с Зауром Хаповым

Хапов

В преддверии сезона тренер вратарей «Локомотива» Заур Хапов ответил на вопросы «Матч ТВ».

— Готовы к сезону вратари «Локомотива»?
— Все идет по плану. На сборах работали четверо, Коченков, Савин и Худяков с самого начала, Гилерме прилетел чуть позже. Год не был в Бразилии, тренер дал ему лишние дни отпуска. Молодого Худякова сейчас вызвали в юношескую сборную. Все в хорошей форме.

— Как 33-летний Коченков воспринимает то, что он второй?
— Работает качественно и надежно, не дает себе поблажек, профессионал, всегда готов выручить.

— Медведев тяжело уходил из «Локомотива»?
— Если бы Гилерме ушел, Медведеву был смысл остаться, а так нет. Пять-шесть матчей за два с половиной года слишком мало для вратаря высокого уровня.

— Клуб пригласил Медведева без согласия Юрия Семина. Это сказалось на его игровом времени?
— Сыграло какую-то роль. Для Палыча появление нового вратаря было неожиданным.

— В интервью sports.ru Медведев сказал, что вы работали с ним не так, как с Гилерме. Через время уточнил позицию и отозвался о вас комплиментарно. За этим угадывается скрытая информационная работа.
— Точно не моя. Думаю, мудрый Виталий Кафанов ему намекнул: нельзя так о людях, с которыми работал. Позже пообщались, отношения нормальные, остальное пусть останется между нами.

— Механическую пушку для тренировки вратарей брали на сборы?
— Больше ста кило весит, куда там. Оставалась в Баковке, зимует в ангаре.

— Любят ее вратари?
— Полезная штука, итальянская. Особенно в сухую погоду — мокрые мячи летят не с такой силой. Есть настройки по направлению, мощности и траектории удара, исполняет подачи, — с помощью пушки можно много чего натренировать. Живой удар идеально не повторит, но точность попадания дает очень высокую. Заряжаешь мячи в барабан, задаешь периодичность, пушка выплевывает, только лови. Хоть по воздуху, хоть от земли.

— Ваш бывший подопечный Иван Левенец, человек с техническим образованием, вшивал в воротник футболки специальный чип для сканирования площади ворот. Не прижилось?
— Впервые слышу, честно говоря.

— До какого возраста могут работать тренеры вратарей?
— Зависит от многих факторов. Есть шефы, есть их помощники, сейчас это распространено. В «Зените», например, Бирюков с Жевновым, в «Рубине» Кафанов работал вместе с Козко, в европейских командах не раз такое встречал. Один опытный, другой, помоложе, непосредственно проводит упражнения. Когда в команде четыре вратаря, одному спецу тяжело, а в паре очень даже качественно.

— Да и падать с возрастом менее приятно. Сейчас сможете прыгнуть пресловутой «рыбкой»?
— Конечно. Без проблем отыграл тайм в матче, посвященном 20-летию чемпионства «Алании». Иногда в двусторонках подменяю основных. Возраст для тренера не помеха, если чувствуешь себя нормально и готов передавать знания. Вспомнить опытных Яновского, Зарапина, Чанова, Ракицкого, Кафанова — полезно работали.

— По вам видно, что держите вес. Тяжело дается?
— Не знаю почему, но вес стабилизировался. Когда играл, были проблемы. Столько штрафов при Газзаеве заплатил, вы не представляете. Однажды на сборах в итальянском Чокко команда на мой штраф команда закупила электронное табло замен, тренировочные барьеры, еще какой-то инвентарь.

— На один штраф?
— Вот-вот. Газзаев не давал времени привести себя в порядок. Контрольное взвешивание — штраф. Через два дня снова на весы — штраф.

— Могли бы, как Игнашевич, спрятать весы.
— Прятали. И болты раскручивали, когда весы не электронные, а механические были. Что ни делали, все равно нарывались. А с возрастом остановился на ста килограммах, держу без сверхусилий. В отпуске на родине набираю, оттуда худым вернуться шансов нет.

— Самый вкусный из осетинских пирогов?
— Для меня с мясом, фычин. Но я не осетин — кабардинец, у нас тоже потрясающая кухня. В родном Нальчике играл мало, уехал в Ростов, потом Тбилиси, «Алания», «Локомотив».

— В «Спартак» вас лично Бесков приглашал?
— Было так. 1987 год, я на сборах с Нальчиком в Приэльбрусье, Бесков в своем любимом Кисловодске. Оттуда приехали тренер Шубин и селекционер Покровский, сказали ждать, придет вызов. Так и случилось. Я из Нальчика — в Москву, сам добрался до Тарасовки. А там тренировка: Дасаев, Хидиятуллин, Бубнов, Родионов, Черенков… Первая мысль — развернуться и уехать. Глыбы! Но администратор Саша Хаджи сказал ждать. Закончилась тренировка, выходит в холл Бесков в халате: «Хочешь играть в «Спартаке?» — «Да!»

Полтора года с Дасаевым, пока не ушел в аренду в «Шинник», это что-то. Шесть вратарей нас было, включая Черчесова и Стауче. Серьезная наука.

— Кто из Кабардино-Балкарии, кроме вас и Мирзова, играл в сборной страны?
— Владимир Эштреков. Созваниваемся иногда, приходит на игры, но после работы с нальчикским «Спартаком» в 2011-м, насколько знаю, никого не тренирует. Еще Владимир Беляев, конечно.

— Дублер Яшина?
— И мой тренер в Нальчике, 12 сезонов отыгравший за «Динамо» при Льве Иваныче. Поднимал в шесть утра, гонял персонально на детском стадионе. Вратаря из меня сделал именно Беляев, очень многое вложил. Когда заболел, я помогал ему и семье, чем мог. Футболистом Беляева не застал, но по отзывам очевидцев — великий. Многие говорили: если бы он ушел из «Динамо» в свое время, составил бы Яшину очень серьезную конкуренцию.

— В Нальчике что-то изменилось к лучшему с тех пор, как команда играла в премьер-лиге?
— Заглянул год назад на базу — ничего не изменилось, кроме косметического ремонта. Стадион полуразваленный, автобус убитый, команда получает копейки. Республика выделяет что-то, больше никаких спонсоров. Грустное зрелище, потому что в республике всегда любили футбол, растили талантов. Надеюсь, найдутся люди, что-то изменят.

— Слышал сильную историю про вас и чужое пальто. Не хватает деталей.
— Есть предыстория про то, как я не поехал на ЧМ-1994. Перед финальным этапом в США проводился контрольный турнир, сборная России встречалась с хозяевами и Мексикой. Тогда как раз отказались выступать за сборную авторы «письма 14-ти», и тренеры Садырин, Семин, Игнатьев нашли им замену. Я отыграл оба матча, 1:1 против США и 4:1 с Мексикой.

Вернулись в Москву, нам объявили: этот состав едет на чемпионат мира. Выдали экипировку, оформили визы. Но в последний момент вернулись отказники. Сборная России стала чуть ли не единственной командой, которая повезла на турнир лишь двух вратарей, Черчесова и Харина. Баланс сместился в сторону полевых игроков, потому что с отказниками появился большой выбор. Риск, конечно: если у одного вратаря травма, у другого дисквалификация, что делать? Но меня все равно отцепили.

Осенью играем в Лужниках квалификацию против Сан-Марино. После матча забирает меня Хасан Биджиев, едем в супермаркет на Смоленскую площадь. Хасан идет в магазин, я остаюсь на пассажирском сиденье его «понтиака». Ключи в зажигании, окошко приоткрыто, рядом шляется какой-то парень. Раз прошел, два, потом приближается, просит закурить. «Не курю», — отвечаю. Вдруг он открывает дверь, хватает меня за одежду и тянет наружу, а второй в это время садится за руль.

— Все это возле МИДа?
— Ну да, самый центр, полно народа. Распрямляюсь, наношу удар, зову Хасана. Тот выбегает из магазина, парень валится, кое-как встает, начинает драпать. Второй тоже делает ноги, бежим, не догоняем, уходят какими-то гаражами. А в руках у меня остается серое пальто. Шустрила, который из машины тянул, каким-то образом из него вытряхнулся. «Что с ним делать?» — «Отдадим знакомому охраннику на стоянке». Глядим, а карманы у пальто зашиты. Не знаю, почему, может, чтобы не подбросили ничего при задержании.

— Как сложилась судьба «мерседеса», подаренного вам за чемпионство 1995 года?
— Сразу обменял на более мощный. Из партии, предназначенной для команды, право выбора давалось по игровым номерам, а у меня единица на свитере. Взял стального цвета с «автоматом».

— У Славолюба Муслина вы работали не тренером вратарей, а прямым помощником. В России про серба говорили разное. Как он вам?
— Очень комфортно работалось, импонировала философия. Отставка Муслина за шесть туров была крайне неожиданной. Позвонил с утра: «Заур, проведи тренировку, меня вызывает президент клуба». Поехал к Валерию Филатову. Потом звонит сам Филатов: «Встречай Долматова». Хотя мы шли на втором месте с двухочковым отставанием от лидера. Вечером Муслин пригласил в ресторан, попрощались. Шоковое увольнение, ведь и игра до была, и обстановка в команде сложилась отличная.

— Уход Семина — не меньший шок?
— До сих пор не заживает. Мало того что не просматривались причины — так не поступают с людьми, столько сделавшими для клуба. При этом про Николича могу сказать только хорошее. С ним интересно, сильный спец, понимаю концепцию. Николичу не повезло, вошел сразу в чемпионат, без предсезонки. На период его работы выпали смена руководства, травмы, пандемия, недовольство болельщиков. Это давило на команду, но вывести «Локомотив» на качественно новый уровень Марко по силам, если дать ему время.

— Часто ваши рекомендации насчет вратарей не совпадали с выбором главного тренера?
— Не раз. Отстаивал позицию, например, работая с Рахимовым в «Амкаре». Он хотел придержать Левенца, я доказывал, что можно сломать человека недоверием. Рашид прислушивался.

— Как вам работалось в «золотом» «Анжи»?
— Занимался своим делом. Пригласили, когда помогал Ташуеву в Нальчике, оттуда отпустили без проблем. Приехал в «Анжи», и как раз привезли Гуса Хиддинка. Начали работать.

— Чувствовалось изнутри, что клуб — колосс на глиняных ногах?
— Не чувствовалось, и не был таким «Анжи». Если бы Керимов чуть потерпел, его команду в России никто не остановил бы, а может, и в Европе. Сумасшедший состав, на каждой позиции по два-три игрока высочайшего уровня.

— Один из них правдоруб Денисов. Полезный для команды человек?
— Конечно.

— За пределами поля тоже?
— Если вы про ситуацию в Самаре, то я там присутствовал. Меленстен, принявший «Анжи» после Хиддинка, заменил Гарика, и тот бросил фразу в раздевалке: «Во всем виноваты только русские?» Легионерам перевели, Буссуфа завелся, перешли на повышенные тона. Это’О тоже был недоволен, конфликт вышел неприятный. Габулов всех успокоил. Денисов хотел как лучше, но вышло как вышло, учитывая, что назревало и раньше. А так Гарик и мастер, и боец.

— Ругался Гус с помощником Меленстеном?
— Ничего подобного не слышал и не видел. Гус сам пригласил Меленстена, его квалификация вопросов не вызывала, общались нормально. Просто все свернулось в тугой клубок, и Сулейман сказал «хватит». Хотя организация и футбольный уровень были в «Анжи» очень высоки.

— У Красножана изначально не было шансов?
— Напротив, думал, у него получится. Качественный специалист. Обстановку подогревал тренер по физподготовке Арно Филипс. Говорил игрокам: «От упражнений со штангой пойдут травмы, заболит спина». Красножан стоял на своем: «Кто не выполнит требований, не будет играть». В итоге недовольство игроков дошло до Сулеймана.

— С Роберто Карлосом, знаю, вы на связи. Когда созванивались в последний раз?
— Он поздравил с днем рождения. Встречаемся в Москве, когда приезжает. Администратора Марата Батырова по прозвищу Мартинеш, которому Это’О квартиру купил, Робик вообще в Бразилию приглашал на три недели, Марат жил у него дома.

— «Бугатти», подаренный Карлосу Керимовым, живой?
— В Мадриде. Мартинеш видел, когда был.

— Храните золотую медаль чемпионата Грузии?
— Не просто медаль, а первую чемпионскую после отделения грузинского чемпионата от союзного. Кто на Кавказе родился, в советские времена болел за «Динамо» Тбилиси в высшей лиге. Я тоже. И отнеслись ко мне там так, что остался бы, если бы грузины не вышли из чемпионата СССР. С большой теплотой вспоминаю. Едва начался сезон, клуб выделил вазовскую «семерку», хотя я не просил. На стадион по 60-70 тысяч приходило на каждую игру. Сдружились с Отари Габелия, дома у него бывал. Авторитет, профессионал, многое мне дал. Работа с тренерским штабом Кипиани — Хурцилава — Гуцаев тоже потрясающий опыт. В партнерах были Кецбая, Цхададзе, Чедия, Гурули, Цаава, Цвейба, Кеташвили, Сванадзе… Прекрасное время.



----------
Источник: matchtv.ru







Система комментирования SigComments