8 февраля 2021

Виталий Лисакович: В детстве в меня никто не верил. Это злило

Виталий Лисакович

Виталий Лисакович перешел в «Локомотив» летом прошлого года, успел влюбить в себя болельщиков яркой игрой и забить гол в дебютном матче Лиги чемпионов. На сборах в Испании Виталий дал первое большое интервью.

- За всю историю Loko Leaks болельщики так не ждали ни Чорлуку, ни Жоао Марио, ни Хеведеса. Можешь сам объяснить, почему к тебе такой интерес?
- Всем спасибо за поддержку. Наверное, потому что молодой и горячий.

- Болельщики называют тебя диким Лисом. Сам считаешь себя диким?
- Дикий на поле или за его пределами? За пределами поля я спокойный.

- Когда ты переходил в «Локомотив», тебя называли диким именно вне поля.
- Я злюсь, когда проигрываю, но и поражение может чему-то научить. Раньше иногда злость брала верх, но сейчас все по-другому. Когда появилась семья и родился ребенок, я резко повзрослел. А раньше злился, мог подраться с кем-то. Мозг был затуманенным, и только некоторые люди могли на меня повлиять. Но сейчас я научился себя контролировать, стал более спокойным. Когда ты молодой, у тебя нет ответственности, ты отвечаешь только за себя. Можешь пойти прыгать со скалы в воду, дрифтовать и делать все что угодно. Сейчас я отвечаю за семью и ребенка. Если что-то случится, я буду виноват не только перед собой, но и перед дочерью. Безумно люблю дочь и готов сделать все ради нее.

- Твоя жена Полина говорила, что она тоже вспыльчивая. Она также повзрослела с рождением ребенка?
- Она не такая вспыльчивая, но характеры у нас похожие. Из-за этого мы быстро сошлись. Можем поругаться, но уже через пять минут все спокойно. Конечно, подарки и цветы нужны, но нет такого, что кто-то обижается неделю. С разными характерами мы бы, наверное, не были вместе.

- Как вы познакомились?
- Мы жили маленьком городе, но до 15 лет я ее не знал. Если я правильно помню, то не успел пройти медосмотр в Солигорске, и меня на полгода отправили домой. Вернулся в школу, и оказалось, что мы с ней учимся в одном классе и живем рядом. Потом я уехал в Солигорск, затем в Хорватию. И через два-три года мы списались в социальных сетях. Пригласил Полину в кино. Так все и завертелось. У нас одинаковый характер, это и зацепило.

- У тебя не было мыслей, что заводить семью в твоем возрасте рано, что ты бунтарь?
- Я всю жизнь думал, что стану папой в 21 год. Всегда мечтал быть молодым отцом. Чтобы когда ребенку исполнится 15, тебе было, например, 35. Ты не старенький дедушка и можешь с ним играть, бегать. Когда я родился, отцу было 19, а маме 18. Наверное, это моя судьба. Никогда не пожалею, что стал отцом и женился. Невозможно передать словами эмоции, когда тебя долго не было, приходишь домой, а ребенок бежит навстречу. Дочь меня очень любит, и я люблю ее.

- У тебя было непростое детство. Ты родился в Минске, но жил в Узде в 70 километрах от столицы. Тебя и двух братьев воспитывали бабушка и дедушка, ты много времени проводил на улице. Расскажи поподробнее.
- Это лучший период в моей жизни, если не брать семью. Думаю, для каждого человека детство – лучшее время. Жили в маленьком городке на 10-15 тысяч человек. Каждый день встаешь в девять утра, собираешь друзей, идешь играть в футбол или на речку. Утром ушел, вечером вернулся. Бабушка с дедушкой волновались: мне было десять лет, среднему брату – восемь, младшему – шесть. Много случаев, когда боженька берег. Но бабушка всегда все знала, как бы ты ни врал, и всегда воспитывала: «Лучше скажи правду». Я мог где-то юлить, но в какой-то момент начал говорить правду. Меня за это меньше ругали. То же самое говорил и братьям.

- Бабушка и дедушка вложили в тебя все эти ценности?
- Да, сто процентов. Я не знаю, каково это жить с родителями. Но бабушка с дедушкой заменили родителей и воспитали меня.

- Футбол тоже вложили они?
- Футбол – это гены. Мой псевдоотец играл футбол. У меня много друзей его возраста, которые рассказывали, что играл он хорошо. Дедушка стоял в воротах. Говорил: «Не понимаю, зачем голкипер ставит стенку из четырех игроков, если до ворот 30 метров. Кода я стоял, то вообще не ставил стенки, и никто не мог забить». Говорю: «Пусть тебе Роналду или Роберто Карлос пробьют без стенки». Все время так шутили.

- При этом в Узде вряд ли были какие-то суперусловия.
- Только школьный стадион. У нас был простой график – с утра на стадион, потом на речку загорать, потом снова на стадион, вечером на речку – и день закончился. Играли в футбол по десять часов. В седьмом или восьмом классе с другом Саней Лиходеевским собирали девятый класс и играли вдвоем против десятерых. Игра шла пять минут – мы забивали гол, объявляли себя победителями и уходили (смеется). Прикалывались так.

- То есть в футбол ты играл по бразильской системе – всегда и везде?
- Я помню, как первый раз пришел во двор – и все, после этого не мог представить жизнь без футбола. В школе на переменах играли мячом из бумаги и скотча.

- За кого ты болел в детстве?
- Вместе с братом Русланом мы болели за «Манчестер Юнайтед». Средний брат Дима болел за «Барселону», дедушка – за «Арсенал». Матчи «Барселоны» тогда не показывали, но чемпионат Англии мы смотрели всей семьей. При этом матчи всегда заканчивались именно так, как скажет бабушка. Если она говорила, что «Манчестер» проиграет, я просто шел на улицу, а когда возвращался, он действительно проигрывал. Потом уже подходил к бабушке и просил: «Сегодня нужно сказать, чтобы мы победим» (смеется).

Помню финал Лиги чемпионов, когда «Манчестер» играл с «Барселоной». У «Барселоны» тогда была сумасшедшая команда, и я сразу сказал, что у МЮ вообще нет шансов. «Барселона» повела, и Руни сравнял счет. Мы так радовались, что я случайно разбил нос Руслану. Было ощущение, что «Манчестер» выиграл Лигу чемпионов, но «Барселона» потом еще два вкинула.

- Кто был твоим кумиром?
- Роналду. При этом я никогда не воспринимал Месси, как и любой фанат Роналду. А когда Криштиану ушел, номером один для меня стал Руни. Это работяга, капитан и сердце команды. Нравился Нани, который должен был заменить Роналду, но у него не получилось.

- Тренер «Шахтера» Сергей Ташуев говорил, что ты любишь импровизировать на поле, но он не завидует тому, кто попытается встроить тебя в систему игры. Однако в команде уровня Лиги чемпионов ты должен понимать и уважать систему...
- Конечно.

- Ты ощутил на себе, что нужно перестраиваться?
- Да, когда еще играл в Хорватии. Я понял, насколько сложно быть легионером. В России тот же язык, я могу спросить, если нужна помощь. В Хорватии все по-другому. Нужно учить язык, и через некоторое время что-то ты начинаешь понимать, но все равно не можешь нормально говорить из-за незнания языка. В Хорватии у меня поменялось мнение обо всем.

- Почему Хорватия?
- Все получилось спонтанно. Агент сказал, что есть вариант с арендой на полгола во вторую команду загребского «Динамо». Я знал, что в «Динамо» умеют выращивать молодых игроков, и согласился. При этом во всех трех командах в Хорватии я играл полузащитника. Поменялся мой стиль – мог взять мяч в центре поля и обвести троих, я был дриблером. А когда вернулся в «Шахтер», то играл чистого форварда и почувствовал вкус голов.

- Кто из тренеров понял, что Лисакович – это центральный нападающий?
- Юрий Вернидуб, сто процентов. Он прямой человек, как и я. Я люблю, когда говорят прямо: пришел, договорился и все. Если накосячил, виноват сам. Мы с ним поговорили и пошли работать. Ничего друг от друга не скрывали, не вставляли палки в колеса.

- Трансформация Лисаковича как футболиста завершена? Ты центральный нападающий?
- Да... Ну, я бы играл и полузащитника, если бы на фланге бегал защитник с тремя сердцами. Каждый полузащитник хочет, чтобы за него бегали, а он сохранял силы на рывки и открывания. Для меня позиция полузащитника самая тяжелая. Ты помогаешь защите, потом бежишь в атаку, обыгрываешь, пытаешься забить. Это очень энергозатратно.

- Но на тренировках и в контрольных матчах видно, что ты постоянно делаешь рывки и двигаешься без мяча. Понял, насколько это важно?
- Да, но люди шутят, что я на поле стою, а не бегаю. Просто в «Шахтере» было важно открыться и взорваться на 10-15 метров. Десятка получала мяч, а я ускорялся, чтобы мне отдали в зону. Так играл и в детстве – искал зоны между защитниками. Не нужно никого обыгрывать – просто вовремя откройся, прими мяч и забей.

- Александр Глеб считает, что у тебя нет лидерских качеств. С другой стороны, все признают, что такого таланта в Белорусском футболе давно не было.
- В Белоруссии много талантливых футболистов. Им нужно помогать. А насчет лидерских качеств – я играю за сборную, стараюсь. Что мне сделать – взять мяч и обвести десятерых? У нас команда, где каждый футболист – лидер. Один скажет, второй, третий, четвертый – все лидеры и все приносят пользу.

- «Шахтер» стал чемпионом. Следил за ними?
- Да, у нас как раз был матч, когда они играли. Я очень рад за ребят, тоже внес какой-то вклад в чемпионство, хотя это все равно не то. Я провел полсезона и ушел, а команда доигрывала без меня. Но я рад за парней. Столько лет провел в Солигорске, и чемпионом постоянно становился БАТЭ. Знаю, как этого ждал город.

- Не жалеешь, что ушел?
- Нет. Когда уходил, сразу сказал, что «Шахтер» станет чемпионом. Шутил, что дело было во мне (смеется). Верил в чемпионство на сто процентов. Команда сильная, играли хорошо.

- Когда ты узнал об интересе «Локомотива»?
- Мне не хотели об этом говорить. Думали, что брошу играть, а у меня наоборот появилась мотивация – если за мной следят, значит, нужно играть еще лучше. Когда узнал об интересе «Локомотива», отыграл за «Шахтер» еще туров десять.

- Ты ждал предложения от такого клуба?
- Я всегда мечтал играть в хорошей команде и каждый сезон ставил себе цель забить 10-15 голов. Есть футболисты, которые сразу мощно выстреливают, а я думал, что пойду по ступенькам. Когда узнал, что мной интересуется «Локомотив», просто сказал: «Хорошо, посмотрим, что будет дальше». Но и начал следить за «Локомотивом». Когда Миранчук забил пенальти ЦСКА на 90-й минуте, я радовался, как за свою команду. Мы смотрели матч всей семьей, душой был уже с «Локомотивом».

- Как ощущал себя после перехода в клуб уровня Лиги чемпионов?
- Был очень рад. Это шанс и другая ступень. Но «Локомотив» – огромный клуб, а тут приходит какой-то белорус, его никто не знает. Что это за трансфер и так далее и тому подобное. Это давление.

- Это ты в комментариях прочитал?
- Нет, я никогда не читаю комментарии и не люблю интервью. Мне это не интересно. Прочитать комментарии могут Полина или ее мама. Но я знал, что так будет. В команде собраны звезды, а приходит 22-летний белорус. Нужно дать повод, чтобы в меня поверили, биться за свое место. Меня же не просто так подписали.

- Как ты оценишь первую часть сезона?
- Можно лучше. Николич давал шанс, верил.

- Многие болельщики считают, что ты должен играть больше.
- Я и так много играл. Но все равно – новые партнеры, нужно понять, кто как играет и открывается. Любой футболист не против выходить в каждом матче. И я бы играл, если бы меня ставили. Но нужны качества.

- В Солигорске ты был лидером и мог себе позволить пойти на пятерых, потерять мяч, не отработать в обороне. В «Локомотиве» больше тактики и привязанности к схеме. Эта система тебя сдерживает?
- Не хочу никого обидеть, но такая белорусская лига. В «Шахтере» можно было десять раз потерять мяч и все равно победить. Были другие отношения с партнерами по команде – мы знали друг друга много лет и были как братья. Они понимали, если я два раза потерял мяч, то на третий будет гол. Могли и сказать: «Соберись, мы знаем, что ты умеешь». Могли «напихать», но у меня такой характер, что я отвечу. Мы в одной команде, поэтому нужно поддерживать молодого игрока. В «Локомотиве» я уже со всеми подружился. Сейчас будет в тысячу раз легче.

- Ты забил три гола в двусторонке, забил в контрольном матче. Поймал голевое чутье?
- Так было всегда. Я знаю, что такое голы, что такое забивать и отдавать. Радуюсь, когда забивают партнеры, потому что команда побеждает – и она для меня на первом месте. Нужно отдавать передачи так, как бы отдавал себе.

- С кем тебе комфортнее всего в команде?
- Дружу с Магкеевым и Куликовым, с Рифатом и Барой – жду, когда он вернется на поле. Нравится играть с Антоном Миранчуком – открываться под него. Он дриблер и иногда за счет меня может обыграть соперника.

- Какая у тебя рабочая нога?
- Обе. Я никогда это не тренировал. Просто была сила в обеих ногах. Пишу правой рукой.

- Ты дебютировал в Лиге чемпионов в матче против «Зальцбурга» и забил гол. После этого все белорусские журналисты захотели взять у тебя интервью, но ты ответил: «Ну забил и забил». Сейчас осознаешь, что тот гол значил для Белоруссии?
- Для меня этот гол был важен с командной точки зрения. Мы проигрывали, до начала Лиги чемпионов нас хоронили. Тренер дал шанс и выпустил на 15-20 минут. Плохо, что играли практически при пустых трибунах. Я с детства привык, что Лига чемпионов – это 50-60 тысяч болельщиков. Представь, мы сыграли 2:2 и весь стадион молчит, а мы радуемся. Это классно. Но сумасшедших эмоций не было. Могли победить, могли проиграть.

- Но ты понимаешь, что ты надежда белорусского футбола?
- Это слишком громко. Я простой парень. Всегда буду помогать сборной и мечтаю, чтобы мы вышли на чемпионат мира или Европы. Это будет большой победой.

- Как удалось остаться простым парнем? У тебя наверняка произошел скачок в уровне жизни.
- Такое воспитание. Знаю, что такое, когда нечего поесть и не во что одеться. Я всегда ценил простоту. Неважно, обычный ты человек или миллионер – относись к людям просто. На людях я не такой, как рядом с близкими. Это защитная реакция – все держу в себе. Свое добро я просто так раздавать не буду. Многие говорят, что у меня плохой характер, но они просто меня не знают.

- Бывало, что у тебя срывало голову после подписания контракта?
- Думаю, если бы я подписал контракт с «Реалом» или «Баварией», то ничего бы не случилось. Главное, это семья, братья, жена – чтобы все жили в достатке. Всем близким буду помогать, это сто процентов. Не могу представить свою жизнь без братьев. Сейчас мы в разных городах и общаемся реже, но всегда на телефоне. Они со мной до конца жизни.

- Братья тоже играют в футбол?
- Дима играл в мини-футбол, Руслан подписал контракт с «Ислочью» из высшей лиги Белоруссии. Если бы я мог поставить Руслана на свое место и дать ему шанс, я бы так и сделал. Ему 18 лет, он играет центрального полузащитника и в плане футбольных качеств просто зверь! Для меня это топ-футболист. Бьет с обеих ног, раздает передачи. Если ему помогут и направят в нужное русло, он сможет играть и в Англии, и в Испании, и в Германии. В «Ислочи» хороший тренер, много молодых. Но всему свое время. Кто-то играет на высоком уровне в 15, а кто-то раскроется в 30. Советую братьям набраться терпения. У меня оно появилось в Солигорске. Меня задевало, что я не играл первые туры при Вернидубе, но мне говорили: «Терпи, будет шанс». И через полгода я в «Локомотиве».

- Ты терпел и здесь в первой части сезона?
- Да. Негатив не нужен, он затуманивает мозг. Время придет. Даже за пять минут можно забить пять голов, как Левандовский.

- Лисакович сейчас сильнее Лисаковича лета 20-го?
- Думаю, да. Я набрался опыта. Чемпионат России сильнее белорусской лиги. Команды играют по-другому, и ты учишься. В плане футбола и тактики я вырос, сто процентов.

- Тебе всего 23 года, но в твоей жизни произошло уже столько событий. Ты ощущаешь себя старше?
- Да, но в деды меня не нужно записывать. В плане возраста я чувствую себя моложе 23 лет, в плане футбола – старше. После Хорватии я вырос с обеих точек зрения. Хочу оставить после себя что-то, чтобы семья и друзья гордились. В детстве в меня никто не верил: «Раз мама и папа у тебя плохие, и ты таким же вырастешь». Меня этот злило. Я говорил, что буду в тысячу раз лучше родителей. Всегда буду к этому стремиться. Главное, чтобы меня запомнили хорошим человеком. Чтобы могли сказать – за него я ручаюсь.

- У тебя на плече татуировка Джокера – любимый персонаж?
- Да, сто процентов. Даже не знаю, сколько раз пересмотрел этот фильм. Но я не Джокер, хотя он никого не слушал и шел по своему пути. Так же и я иду по своему пути, и никто меня не переубедит, если я прав. Но если не прав, то извинюсь. Я за справедливость.

- Какие у тебя цели на вторую часть сезона? Сможешь ли ты стать основным нападающим?
- Войти в тройку, обязательно взять Кубок. Для этого нужно выиграть все матчи, над чем мы и работаем на сборах. А что касается основного форварда, дали тебе 20 минут или поставили в основу – делай все, чтобы команда выиграла. И тогда мы будем в лидерах.

- Почему ты отказывался от интервью сразу после перехода?
- Просто не люблю этого делать. Я только пришел в команду, о чем говорить? Давайте я сначала что-то сделаю, внесу свой вклад, а потом уже объясню, кто я. Зачем говорить впустую, что забью, условно, десять голов. А если этого не случится, как я потом буду выглядеть?

- Но для себя ты планку по голам наверняка поставил?
- Да, потом расскажу, сколько. Я честный человек. С нетерпением жду, когда уже возобновится сезон. Нужно вернуть «Локомотив» на то место, которое он заслуживает. У нас очень хорошая команда.



----------
Источник: fclm.ru