ЛОКОМОТИВ - УФА
12.07.2020, 16:30
Чемпионат России
- : -



СПАРТАК - ЛОКОМОТИВ
08.07.2020, 20:30
Чемпионат России
1 : 1



Команда И О
1 Зенит 22 50
2 Локомотив 22 41
3 Краснодар 22 41
4 Ростов 22 38
5 ЦСКА 22 36
6 Динамо 22 30
7 Арсенал 22 28
8 Спартак 22 28
9 Уфа 22 27
10 Тамбов 22 25
11 Урал 22 25
12 Сочи 22 24
13 Оренбург 22 23
14 Рубин 22 23
15 Кр. Советов 22 22
16 Ахмат 22 20





17 февраля 2020

Интервью Мацея Рыбуса

Мацей Рыбус

Большое интервью защитника «Локомотива» Мацея Рыбуса сайту «Известия».

— Катар — очень специфическая страна. Как прошли эти сборы?
— Мы здесь уже были год назад, поэтому примерно понимали, что нас ждет. Какой будет отель, какие поля, какой тренажерный зал. Что касается самой страны, то у нас особо не было свободного времени путешествовать, так как практически каждый день — по две тренировки плюс матчи. Мне нравится идея проведения такого турнира. У всех команд было желание победить. Это не просто товарищеские встречи.

— Уже через два года в Катаре пройдет чемпионат мира. Это будет оригинальный опыт?
— Надо понимать, что Катар — не Европа и не Россия. Это арабская страна со своими правилами, которые надо уважать. Лично мне как футболисту здесь комфортно. Доха мне чем-то напоминает Грозный. Мы даже обсуждали это с ребятами из команды.

— Чем вы занимались на сборах, чтобы как-то отвлечься от постоянных нагрузок?
— Когда есть свободное время, выезжали в город, куда-нибудь в ресторан. Потому что надо как-то менять обстановку, тяжело 10 дней сидеть в гостинице — скучно. У нас были разные процедуры: массажи, сауны, бассейны. Иногда играли с ребятами в приставку.

— Слышал, что вы устраиваете целый турнир по игре на приставке. Во что играете и с кем?
— В футбол или хоккей. Обычно играем с Брайаном Идову, Никитой Медведевым, Магой [Станислав Магкеев], Кулей [Даниил Куликов] — такой состав.

— На что играете?
— Просто так. Вот раньше, на базе, играли на разные желания. За день до матча проводили небольшие турниры, кто проигрывал, тот должен был что-то купить. Например, Брайан уже полгода не может привезти на базу новый телевизор (смеется). Ждем.

— 17 декабря вам сделали операцию после травмы паха. Насколько тяжело даются эти сборы?
— Сборы начались 14 января, и я сразу был в общей группе. На время отпуска тренерский штаб давал определенные индивидуальные задания. Первые две недели после операции я не мог заниматься: тяжело было двигаться и даже ходить. Потом, когда сняли швы, стало попроще. Я выполнил весь объем работ, который мне дали на время отпуска. В начале первого сбора две стартовые тренировки чувствовал себя немного странно. Поначалу было чуть непривычно, но с каждым днем становилось лучше, а сейчас всё уже совсем нормально. Ничего не болит.

— Вы откладывали операцию. Как долго пришлось выходить на поле с болью?
— Где-то год. Это всегда ощущалось по-разному: в один день очень чувствовался дискомфорт, в другой — поменьше. Надо было терпеть. Мы договорились с тренерским штабом и руководством, что сделаем операцию, когда настанет отпуск. Но я всегда старался играть на максимуме, даже через боль. Конечно, это нелегко. Не всегда получаешь удовольствие от футбола из-за травмы.

Но боль не была такой, чтобы я вообще не мог выходить на поле. Я стабильно играл, и даже в полном графике с еврокубками. Ездил на консультацию к врачу в Германию. Он сказал, что можно играть. То есть я ничего не усугублял, просто ощущал дискомфорт и определенную боль.

— В какой момент вы поняли, что уже не можете терпеть?
— Когда был кубковый матч против «Балтики» (25 сентября. — «Известия»). Я отыграл все 120 минут, и было очень больно. На серию пенальти у меня даже сил не осталось, чтобы подойти и пробить. Но прошла пара дней, и стало легче.

— Сейчас, когда играете в футбол, чувствуете себя лучше?
— Когда только сделали операцию, у меня даже на тренировках были неприятные ощущения, и я успел расстроиться, что всё было зря. Но потом реально почувствовал, что боль прошла, — это приятно.

— У «Локомотива» случился провальный отрезок в последние два месяца 2019 года. С чем он связан?
— Вообще не знаю. И, думаю, никто не знает. Просто у всех команд иногда случаются спады. Надеюсь, мы хорошо начнем вторую часть сезона и всё плохое уже позади. Сейчас важно поработать над тактикой и своей игрой. А то в последних матчах прошлого года мы были ужасны во всем: и в плане физической формы, и в тактике, и по остальным параметрам.

— Вы лично ощущали этот спад?
— Было видно, как мы мучаемся в каждом матче от того, что у нас ничего не получается. Вроде бегаем, стараемся, бьемся, а все равно проигрываем. Это непросто, но таков футбол. Сейчас все отдохнули, приехали на сборы с чистой головой и готовы работать.

— Как вел себя главный тренер Юрий Семин в этот период? Ругался?
— Нет, наоборот, был спокоен. Он видел, как нам тяжело, и ему самому было не легче, потому что он не мог найти причины неудач. Но от него не исходило никакого негатива. Он понимал, что дополнительным прессингом никто нас лучше не сделает.

— «Локомотив» второй год подряд занимает четвертое место на групповом этапе Лиги чемпионов. Это потолок для нынешнего коллектива?
— Думаю, в этом сезоне мы показывали более серьезную игру, при том что соперники были выше по уровню. Тяжело играть против «Ювентуса» и «Атлетико». Было понятно, что они фавориты квартета, а мы бились с «Байером» за третье место и путевку в Лигу Европы. Обыграли их в гостях, но неудачно сыграли дома.

— «Локо» дважды проиграл «Ювентусу» (1:2). Но, вспоминая эти матчи, можно сказать, что ваша команда действовала довольно качественно...
— Да, особенно в домашнем матче, там были очень хорошие шансы победить. Все-таки в гостях мы больше сидели в обороне, один раз вышли и забили гол. А в ответной встрече у нас, наверное, было даже больше моментов, чем у «Юве». Обидно было пропустить в самой концовке.

— Мучили негативные мысли после игры?
— Да, бывало. В первую ночь после матча непросто уснуть. Тем более после такой игры. Начинаешь вспоминать моменты и думаешь, мог ли ты поступить иначе. Пересматриваешь обзоры матча и мечтаешь вернуться в ту игру, но уже поздно. До сих пор обидно.

— О каком моменте того матча вы вспоминаете чаще всего?
— Конечно, эпизод с голом Дугласа Косты в концовке. Несколько наших хороших атак в первом тайме. Ну и то, как их защитник Леонардо Бонуччи вынес мяч с ленточки ворот после добивания Жоау Марио. Но сейчас это уже история.

— Какая ночь после игры оказалась для вас самой тяжелой?
— Наверное, после поражения от сборной Колумбии на чемпионате мира 2018 года — 0:3. Это поражение стало для нас (национальной команды Польши. — «Известия») вторым на групповом этапе, и мы лишились шансов выйти в плей-офф. Понимали, что впереди остается только один матч и потом мы едем домой. Это, конечно, очень обидно.

— Этим летом у вас истекает контракт с «Локомотивом». Уже идут разговоры о его продлении?
— Пока нет. В декабре прилетал мой агент, разговаривал с клубом, но никакого решения нет. Нужно хорошо доиграть сезон. Надеюсь, предложение будет.

— За полгода до окончания контракта вы можете вести переговоры и с другими клубами...
— Могу, но не веду. Пока я сосредоточен на футболе, результатах клуба, на том, чтобы получать удовольствие от игры после операции и поехать на чемпионат Европы – 2020 со сборной Польши.

— Но вас не беспокоит, что контракт до сих пор не продлен?
— Вообще, нет. Если «Локомотив» скажет, что не будет продлевать со мной контракт, пойду в другой клуб.

— Легко будет найти новую команду?
— Думаю, да. Есть много команд и в России, и в Европе. А мне еще не 36 лет, чтобы было тяжело с поисками. Мне 30, и я думаю, что еще пару лет могу поиграть на хорошем уровне.

— У вас русская жена, сын родился в Москве. Это мотивирует остаться в России?
— Это не проблема. Мы с женой разговаривали на эту тему, и она сказала, что поедет за мной в любое место. Это один из факторов, почему я спокоен.

— Как вас изменило рождение ребенка?
— Лучше спросить у моих друзей и близких. Наверное, я стал более спокойным, дисциплинированным. Мне кажется, я повзрослел.

— А в физическом плане это тяжело? Бессонные ночи влияют на карьеру?
— Был тяжелый период. Приходилось вставать ночью, помогать жене. Помню, что тогда я намного раньше ложился спать вечером. Понимал: нужно будет просыпаться ночью. Но жена знает, что мне важно быть в хорошей форме, выспавшимся перед тренировкой. Поэтому она в большей степени брала на себя заботы о ребенке. Но ему уже 15 месяцев, и стало проще.

— Следил, как игроки «Локо» уезжают с матчей, и меня всегда удивляло, что у вас одна из самых простых машин. С чем это связано?
— Это машина, которую мне дал клуб. Водитель забирает меня после матча. А мой личный автомобиль — Panamera. Но мне не стыдно ездить на любой машине. Футболист не обязательно должен ездить на Mercedes или Lamborghini. Хотя, конечно, иметь хороший автомобиль приятно.

— Перед чемпионатом Европы — 2 июня — вашу сборную ждет товарищеский матч против команды России. С кем из ваших соперников по группе на ЧЕ (на Евро-2020 Польша попала в группу с Испанией и Швецией, еще одна команда определится после стыковых матчей. — «Известия») можно сравнить команду Станислава Черчесова?
— Ну точно не с Испанией (улыбается). Может быть, шведы. Но пока рано делать какие-то выводы. Сейчас я концентрируюсь на клубе. Сначала надо поехать на чемпионат Европы.

— Насколько команды России и Польши сопоставимы по уровню? Все-таки почти все игроки вашей сборной играют в топ-лигах...
— Мне кажется, Польша и Россия — равные сборные, уровень похожий. А все наши игроки выступают в Европе из-за того, что у нас плохой чемпионат. В сборной практически нет футболистов из польской лиги, если только молодые. Да и они год-два поиграют, а потом уезжают в более сильные чемпионаты.

— У России и Польши не самые простые политические отношения. Это не сказывается на вас лично?
— Я вообще не хочу говорить о политике. Понятно, что я читаю и смотрю в интернете новости на эту тему. Вижу, что говорят на польском телевидении, что показывают на российском. У меня есть свое понимание, но не хочу затрагивать эту тему. Политика — не мое. Пусть лучше политики сами разберутся. Меня эта тема никак не касается.

— По поводу Юрия Семина. Можно сказать, что это один из самых необычных тренеров в вашей карьере?
— Необычный? Почему?

— Говорят, что он очень суеверный. Например, рассказывают: «Локо» нередко играет в белой форме из-за того, что в этом цвете команда чаще побеждает...
— Это нормально. У нас в сборной был тренер Адам Навалка. Он тоже говорил: «Так, мы выиграли прошлый матч в красной форме, значит, следующую игру играем в этом же цвете». Или, например, водителю автобуса команды никогда нельзя было ехать назад. Даже если он плохо заехал, всё равно нельзя. Что касается Семина, мне с ним очень комфортно. Он опытный тренер. Много общается со всеми игроками, и тренировки интересные. Еще он хорош как человек.

— Слышал, что Семин называет вас Матеусом...
— Он так назвал меня в первый мой день в «Локомотиве», когда меня представлял команде. Сказал: «Это Матеус». Сам я этого даже не услышал, мне ребята потом рассказали. Но больше меня так уже не называли.

— Вам уже 30 лет, большая часть карьеры позади. Какие задачи ставите перед собой на нынешний этап?
— Самое главное — поменьше травм, а то их уже было многовато. Мне бы хотелось еще поиграть здесь (в «Локомотиве». — «Известия»). Не знаю сколько. Сколько дадут. Потом хотелось бы поехать и получить где-то хороший контракт. И затем вернуться в Польшу и побороться за чемпионство. У меня нет этого титула, а после моего ухода «Легия» постоянно выигрывала золото чемпионата. Но всё это — не прямо сейчас, а в конце карьеры, если будет такая возможность. Всё зависит от здоровья и моей формы. Сейчас я кайфую от футбола. Пока будет это и будет здоровье, продолжу играть.


----------
Источник: https://iz.ru/