ЛОКОМОТИВ - ОРЕНБУРГ
21.03.2020, 19:00
Чемпионат России
ПЕРЕНЕСЕН



РОСТОВ - ЛОКОМОТИВ
15.03.2020, 19:00
Чемпионат России
1 : 3



Команда И О
1 Зенит 22 50
2 Локомотив 22 41
3 Краснодар 22 41
4 Ростов 22 38
5 ЦСКА 22 36
6 Динамо 22 30
7 Арсенал 22 28
8 Спартак 22 28
9 Уфа 22 27
10 Тамбов 22 25
11 Урал 22 25
12 Сочи 22 24
13 Оренбург 22 23
14 Рубин 22 23
15 Кр. Советов 22 22
16 Ахмат 22 20





16 января 2020

Интервью с Василием Кикнадзе

Василий Кикнадзе

Глава футбольного клуба Василий Кикнадзе — о сложностях работы, реконструкции арены в Черкизово и переговорах о продаже лидеров команды.

— С какими трудностями вы столкнулись за год работы во главе «Локомотива»?
— Разноплановость видов деятельности, серые схемы, большее, чем я ожидал, влияние болельщиков на принимаемые решения в клубе, а также специфика выступления команды на европейском уровне.

— Когда вы говорите о серых схемах, имеете в виду трансферы?
— Конечно. Это, наверное, самая тяжелая часть работы, потому что напоминает фехтование с постоянными выпадами и уколами.

— До прихода в клуб вы так или иначе были в спорте, насколько те знания соответствовали тому, что увидели, став гендиректором «Локомотива»?
— Футбол снаружи и изнутри — как говорят в Одессе, две большие разницы. При том что я с 1991 года в спортивной журналистике, достаточно много знаю, и круг общения у меня довольно большой и в России, и за рубежом, но всё равно это был год интенсивного погружения в особую сферу деятельности. А футбол — безусловно, особая сфера деятельности.

— Насколько прошедший год оказался тяжелым для вас в физическом плане?
— Первые два-три месяца были очень тяжелыми. Все финансовые потоки и принимаемые решения надо было взвалить на себя, разобраться, что происходит, определить команду, с которой ты готов работать, и методы. А сейчас постепенно всё становится легче, поскольку команда единомышленников в значительной степени сформирована. Мы понимаем и доверяем друг другу. Уже удается делегировать полномочия — ребята всё больше берут на себя.

— За этот период какие основные принципы работы вы для себя определили?
— Еще в марте на своей пресс-конференции я говорил о пяти принципах. Они не изменились. Во-первых, уважение. Его нам очень не хватает во всех отношениях. Под «нами» подразумеваю не «Локомотив», а всё футбольное сообщество — спортсменов, болельщиков, тренеров, функционеров, силы безопасности. Во-вторых, традиции. Мы должны помнить, где выросли, на чем выросли, что было до нас. Надо знать опыт предшественников, изучать его и развивать. Забирать всё лучшее и исправлять то, что нам кажется неправильным. В-третьих, профессионализм, подразумевающий постоянное совершенствование не только окружающих, но и себя самого. В-четвертых, команда. Это означает, что никто не решит в одиночку столь многоплановую задачу, как подъем клуба. Четыре составляющие формируют пятую — успех. Это как сообщающиеся сосуды — без четырех первых пунктов не бывает пятого. А отсутствие пятого означает то, что первые четыре находятся в состоянии дисбаланса.

— За год во главе «Локомотива» хоть раз отошли от этих принципов?
— Надеюсь, что нет. Стараюсь их придерживаться. Договорились с коллегами в клубе, что, если я от них отступаю, то собираемся и начинаем обсуждать, где я это делаю.

— Вы сказали, что об успехах будут судить болельщики…
— Потому что считаю: лозунг «Футбол для болельщиков» — это не просто красивые слова. Невозможно заниматься игровыми видами спорта исключительно ради заработка или набора очков. Поэтому и говорю, что основной критерий нашей работы — это оценка болельщиков.

— Что считаете своей главной неудачей?
— Два последних месяца, неудачное выступление в Лиге чемпионов… Сейчас задумался, потому что размышлял о ситуации с реализацией абонементов перед стартом этого сезона, падением сайта. Но я бы это называл не неудачами, а нормальными сложностями роста. Мы ставим более серьезные задачи, выходим на новый уровень и формируем требования, которым пока не всегда удается соответствовать. Важно вовремя это скорректировать. А не удалось за прошедший год серьезно изменить финансовое положение клуба. Это совсем неудача. И очень неприятная. Пожалуй, так.

— Анализировали способы выхода из ситуации?
— Спортивные проблемы еще не раз будем обсуждать с тренерским штабом. Определенные шаги предприняты. Но оставим это внутри нашей «лаборатории». Надеемся, что опыт последних двух-трех лет поможет клубу динамично развиваться в 2020 году. Что касается финансовой части, то тяжело сразу начать зарабатывать те деньги, которые нужны, чтобы клуб приблизился к положительному значению. Плюс, конечно, неудачное выступление в еврокубках не способствовало ожидаемому росту стоимости игроков и, соответственно, не содействует потенциальным трансферам на выход. Посмотрим, что будет нынешней зимой, но на данный момент этой статьей доходов мы не можем воспользоваться в необходимом объеме.

— Чувствуете интерес к вашим игрокам?
— Чувствовать можно сквозняк. Если мы ведем переговоры по пяти-шести игрокам, можно сказать, что чувствуем интерес?

— Пожалуй, да.
— Дальше вопрос согласия между клубами и игроком как продукта непротивления сторон. Добьемся согласия — хорошо. Не добьемся — возможно, это и есть сквозняк, о котором я говорил.

— В марте вы говорили, что примерно год или полгода в «Локо» не будет спортивного директора. Сейчас ситуация не изменилась?
— У меня есть три кандидатуры на пост спортивного директора. Тем не менее подвис вопрос о необходимости его привлечения в настоящий момент. Не исключаю, что еще какое-то время мы поработаем без спортивного директора. Это может быть и полгода, и год. Зависит от того, как мы сейчас проанализируем опыт еврокубков этого сезона. Посмотрим, как пройдет трансферное окно. После этого будем понимать, куда идем. Но система, при которой у нас есть трансферный комитет и неплохо развита скаутская служба, позволяет говорить, что мы в принципе можем обойтись без спортивного директора.

— Почему тогда всё равно рассматриваете вариант его назначения?
— А здесь вопрос в том, насколько облегчить себе жизнь. Если уходить в положение просто руководителя клуба и перекладывать ответственность за результат на главного тренера и спортивного директора, это один подход. Если пытаться объединить команду, включая игроков — то, что я имел в виду, когда говорил про приоритеты, это другая история. Спортивный директор всегда оказывает существенное влияние. У меня есть кандидатуры из Англии, Испании и России. Но велик шанс остаться в нынешнем формате.

— Вас не устраивали затраты на Match Day при прошлом руководстве. Их удалось снизить?
— Нет, мы идем примерно в тех же параметрах. Но коммуникация с болельщиками через Match Day стала более точной.

— Часть активностей может проходить внутри стадиона, а не на площади перед ареной?
— Часть активностей уже сейчас полноценно проводится на стадионе. Активно работаем в этом направлении в том числе для соблюдения норм безопасности, чтобы болельщики раньше оказывались в самой чаше стадиона. Концерты же, которые проходят на площади перед матчами, собирают там часть зрителей, и не все успевают зайти до стартового свистка. Хотим задействовать все возможности арены для повышения уровня комфорта болельщиков.

— Болельщики продолжают жаловаться на качество питания внутри стадиона...
— Мы предприняли шаги, чтобы улучшить ситуацию. С 2020 года у нас новый поставщик еды на стадионе. Надеюсь, болельщики обратят внимание на изменения. Уже с первого тура после возобновления сезона будет работать новый партнер.

— Рассматривается ли вариант со сдачей в аренду стадиона для крупных концертов, как это делают ЦСКА, «Спартак» и «Зенит»?
— Рассматриваются. Но это не самое простое решение — есть серьезные риски повредить газон. Так что по состоянию на сегодня: мы не планируем проводить у себя на стадионе большие концерты, но хотели бы. Возможно, будут какие-то активности на трибунах, как весной прошлого года на премьере финальной серии «Игры престолов» (фанаты сериала смотрели эпизод с трибуны арены в Черкизово на большом экране. — «Известия»). Может быть, кое-что будет летом, но пока ничего подписанного нет.

— Это как-то связано с показом матчей чемпионата Европы?
— Да, есть одна идея, но она пока находится на стадии обсуждения.

— Какие есть подвижки в вопросе реконструкции стадиона?
— В этом году хотим «вкрутить лампочки» на базе в Баковке и в здании филиала академии в Перово. На базе предусмотрены работы в соответствии с запросами тренерского штаба. В академии постараемся сделать жизнь детей более комфортной, особенно в зимний период. Также сейчас совместно с партнерами мы проводим предпроектные работы по реконструкции стадиона в Черкизово. Это может занять много времени: от года до двух по пессимистичному прогнозу. После одобрения и принятия проекта начнем заниматься реконструкцией. Принципиальное решение на уровне совета директоров РЖД принято. Это серьезно и означает, что реконструкции — быть.

— Будет ли команда в этот период проводить игры на стадионе?
— Думаю, мы на этот период съедем с арены. Рассматривали легкий вариант реконструкции, как у «Реала», и обсудили с «Барселоной» их более масштабную версию изменений. И те и другие не собираются съезжать, но боюсь, что в наших условиях это не очень реально. Прежде всего из-за безопасности зрителей, размеров стадиона. Перед нами стоит очень много задач. Нужно удлинить козырек, потому что болельщиков на первых рядах в дождь просто заливает. Закрыть внешний контур, чтобы увести сквозняки, убрать ров между трибунами и полем. В техническом задании более сотни пунктов.

— Вы наверняка уже рассматриваете вариант, куда отправится команда на время реконструкции арены?
— У нас на проектирование уйдет от одного года до полутора. Дальше от шести до восьми месяцев уйдет на прохождение госэкспертизы. Только после этого можно будет начинать работы. И речь ведь идет о реконструкции не только чаши стадиона, но и всей территории арены. Но всё это начнется минимум через полтора года. Не думаю, что сейчас стоит задумываться, куда переезжать. Но есть разные варианты. У нас партнерские отношения с некоторыми клубами, имеющими свои стадионы. Также поддерживаем товарищеские отношения с «Лужниками». Что-то конкретное решим ближе к переезду, но сначала давайте посмотрим проект реконструкции, который к тому моменту подготовят. Я уже сказал, маловероятно избежать переезда на время этих работ, но небольшой шанс есть. Вдруг всё-таки не придется переезжать? Сейчас слово за архитекторами. Ждём, когда сформируется некая креативная составляющая.

— Ваш предшественник Илья Геркус выкладывал в соцсетях проект сооружения крыши на стадионе. Есть вероятность, что в итоге нечто подобное воплотится в жизнь?
— Если мы ее не сделаем, я переживать не буду. Гораздо хуже, если не поменяем сети, не уберем ров, не поставим обогрев, не сделаем козырек и внешний контур, который закроет нас от ветра, — вот здесь я буду переживать. А будет крыша или нет — для меня второстепенно. Важно найти сбалансированное решение. Наш главный специалист-агроном Влад Лысенко прямо говорит, что крыша создаст новые условия для его работы. Как и закрытие внешнего контура. Чтобы газон не пропал, нужны особые технические условия — инсоляция и продув, чтобы трава не гнила. А будет крыша или нет —посмотрим. Проектировщики нарисуют — оценим. У нас не карт-бланш «что хотите, то и делаете». Мы должны вписаться в определенные средства. В соответствии с приоритетами будем устанавливать, что для нас важно в первую, вторую, третью очередь и так далее.

— Реконструкция скажется на бюджете клуба и затратах на трансферы?
— У нас здесь есть своя специфика. Владелец стадиона — РЖД. А заказчиком реконструкции станет Московская железная дорога (МЖД). То есть это не составная часть бюджета «Локомотива». И не его дополнительные расходы. Это очередная большая поддержка.

— Есть уверенность, что с учетом этих вложений РЖД не сократит бюджет «Локомотива»?
— Думаю, это вопрос к РЖД. Но на сегодня он не ставится.

— По поводу трансферов. Сейчас у «Локомотива» восемь футболистов, чьи контракты с клубом заканчиваются через полгода. Вы говорили, что надо продлевать соглашения за год-полтора до их истечения. Означает ли это, что все футболисты, с которыми ничего не подписано, вряд ли останутся в клубе?
— Нет, так не скажу. Я заинтересован, чтобы до конца трансферного окна ребята, которые уходят, знали о нашем решении. Однако для этого должна быть консолидированная позиция главного тренера, трансферного комитета и моя личная. Но абсолютно точно не все контракты продлятся. А те, что будут продлены, станут действовать не на тех условиях, на которых эти футболисты играют сейчас.

— В сторону уменьшения?
— Точно не увеличения.

— Летом вступит в силу новый лимит на легионеров «8+15». Сейчас на вашем балансе 11 иностранных футболистов. Как лимит сказывается на продлении контрактов?
— Сказывается, конечно. Обратите внимание, Юрий Палыч (Сёмин, главный тренер «Локомотива». — «Известия») в недавнем обзоре итогов выступления команд в еврокубках говорил о короткой скамейке. Я не во всем с ним согласен. На мой взгляд, здесь могут быть дискуссии, но по большей части внутриклубные, а не через медиа. Но если он говорит, что нужна скамейка, надо понимать, из каких ресурсов ее формировать. Тогда однозначно нам надо сокращать количество легионеров. Если хотим взять иностранцев, то из нынешнего состава нужно оставлять 4–6 игроков из-за рубежа. Это вопрос серьезного согласования между главным тренером, генеральным директором и трансферным комитетом.

— Джефферсон Фарфан уже долго находится в лазарете, и у него летом истекает контракт. Уже решено, что его не будет в команде?
— Нет, Фарфан неоднократно удивлял прогрессивные слои футбольной общественности своими возвращениями из самых тяжелых ситуаций. Никто не мог предсказать его звездного взлета после двухлетнего отсутствия на серьезном уровне, когда он появился в составе «Локомотива» в качестве Форлана (Юрий Сёмин иногда называет Джефферсона по фамилии известного уругвайского футболиста Диего Форлана. — «Известия»). Фарфан с тех пор блеснул в сборной Перу и принес много пользы клубу. Не могу сказать, что в него не верю.

— Когда он восстановится?
— Надеюсь, мы увидим его на зимних сборах и тогда уже будем понимать перспективы возвращения. Он боец, но вопрос только в том, что могут позволить его здоровье и возраст.

— Также контракт истекает у капитана команды Ведрана Чорлуки. Насколько тяжело вести переговоры с ним?
— С Чорлукой очень легко. Он сильный и опытный игрок, пользующийся огромным уважением. Человек отвечает за своё слово. В плане переговоров он занимает вполне адекватную, разумную позицию. А больше я вам не скажу. Если серьезно, то в команде есть несколько игроков, к чьему мнению я прислушиваюсь. Чарли точно в их числе.

— Кто еще?
— Дима Баринов, братья Антон и Алексей Миранчуки, Влад Игнатьев. Их голос звучит в раздевалке, они влияют на других игроков. Их мнение во многом определяет позицию команды.


----------
Источник: https://iz.ru/