ЛОКОМОТИВ - ЗЛИН
28.09.2017, 22:05
Лига Европы
- : -


РОСТОВ - ЛОКОМОТИВ
24.09.2017, 16:30
Чемпионат России
0 : 1


Команда И О
1 Зенит 8 20
2 Локомотив 8 19
3 Ростов 8 15
4 Краснодар 8 15
5 Рубин 8 14
6 ЦСКА 8 13
7 Ахмат 8 12
8 Уфа 8 10
9 Спартак 8 9
10 Урал 8 9
11 Динамо 8 8
12 Тосно 8 7
13 Арсенал 8 7
14 Анжи 8 6
15 СКА-Хабаровск 8 6
16 Амкар 8 5




22 февраля 2017

Большое интервью Дмитрия Тарасова

Дмитрий Тарасов

Дмитрий Тарасов закрывает тему развода с Бузовой, объясняет поддержку Путина и досрочно возвращается после разрыва «крестов».

Все говорят про развод Тарасова и Бузовой, не заметив по-настоящему удивительную ситуацию. Спустя пять месяцев после операции на крестообразных связках футболист провёл свой первый матч. Обычно в таких случаях на поле возвращаются примерно через девять месяцев. Тарасов восстановился почти в два раза быстрее. В интервью «Чемпионату» полузащитник рассказал про новую технологию, благодаря которой он пропустил не весь сезон, а лишь половину.

– В матче против «Бэйцзин Гоань» вы наконец-то вернулись на поле – впервые с 31 августа.
– Хотелось уже скорее выйти. Соскучился по футболу. Хотя я не первый раз получаю травму крестообразных связок колена. Знал, какое предстоит восстановление.

– Как себя чувствовали в матче против китайцев?
– Впервые за пять месяцев провёл 70 минут в игре. Чувствовал себя отлично. Вполне мог сыграть и больше. Видимо, тренеры решили не нагружать в первой игре после возвращения в строй.

– Самое обидное, что оба раза вы получали эту травму в товарищеских матчах. Сначала «Локо» – «Лудогорец», потом Россия – Турция.
– Тут даже не так важно, товарищеский или официальный матч. Самое обидное, что повреждены были именно «кресты» – дольше всего восстанавливаться. Никому такого не пожелаю. Очень жалко время, которое уходит.

– В матче с турками вы получили травму без контакта с кем-то из футболистов?
– Да. Я бежал за соперником, резко затормозил и тут щелчок в колене.

– Вы его почувствовали или услышали?
– И то, и другое. Услышал звук и сразу неприятные ощущения. Я попробовал продолжить, надеялся, что обойдётся.

– Каково было в этот момент?
– Согнуть ногу невозможно. Будто что-то мешает в колене.

– Когда окончательно поняли, что это «кресты» полетели?
– Через два дня после матча мне сделали первое обследование, которое показало: полный разрыв связок. Мы отправили снимки в Италию, и нам подтвердили диагноз. Я решил лететь туда на операцию.

– Вас оперировали 17 сентября, а уже 18 февраля вы сыграли 70 минут в товарищеском матче. Иной раз после такой травмы восстанавливаются девять месяцев. Вам удалось за пять. Говорят, вас лечили по новой технологии.
– Я впервые с этим столкнулся. До этого оперировался в Германии, а теперь полетел в Италию. Там был забавный эпизод. Спустя две недели после операции мне делали процедуры. В какой-то момент все резко зааплодировали. Я даже сначала не понял, что происходит.

– И что же случилось?
– Пришла новость: голландец, которого оперировали в этой клинике, вернулся на поле, провёл первый матч. Восстановился менее чем за четыре месяца! А у него была такая же травма крестообразных связок, как у меня. После этого я окончательно убедился, что восстановиться можно быстрее обычного.

– Вы ведь могли провести первый матч после травмы еще до встречи с «Бэйцзин Гоань»?
– Да, мог ещё на прошлом сборе, но там игру отменили.

– Главный врач «Спартака» Михаил Вартапетов рассказывал, как профессор Марианни из клиники «Вила Стюарт» спас Ромуло от завершения карьеры. Вас оперировал этот же специалист?
– Да. Спасибо ему большое. У Марианни своя технология. Я читал его интервью о крестообразных связках. Я даже не представляю, сколько он делает в неделю операций. Они у него проходят очень оперативно, и восстановление идёт быстрее.

– Видеозапись вашей операции сохранилась?
– Да. Мне дали на диске вместе с заключением, но я не смотрел и не планирую.

– Известны ли вам случаи, когда «кресты» восстанавливали за пять месяцев?
– Нет, но мне известно не так много футболистов РФПЛ, у которых была та же травма. Данни трижды рвал «кресты». Сейчас вернулся спустя девять месяцев. Впервые сыграл в официальном матче – против «Андерлехта». Хочу его с этим поздравить.

– После такой травмы тяжело идти в стыки на поле?
– Всё решает психология. Если будешь об этом думать, то появится боязнь. Но травмы – это часть нашей профессии. От них никто не застрахован. Бывает, что бьют именно по ногам. Тогда стоит убрать ногу, но я не такой человек – никогда не стану беречь себя.

– Вы порвали «кресты» в Турции. Насколько вам было комфортно в этой стране, учитывая тяжёлый период отношений между нашими странами?
– Атмосфера на стадионе была хорошей. А на эти политические вещи я внимания не обращаю.

– Перед матчем «Фенербахче» – «Локомотив» колонну автобусов с делегацией «Локо» закидывали камнями. На это тяжело не обращать внимания.
– Да, в Стамбуле было напряжённо. То был пик конфликта между странами.

– До этого бывало, чтобы в ваш автобус летели камни?
– Не припомню такого. Было только с сектора на поле.

– В каком матче?
– Такое периодически случается. Помню, играли в Бильбао. Там были агрессивные фанаты. Бросали монеты, зажигалки, пробки какие-то.

– После матча «Фенербахче» – «Локомотив» вы продемонстрировали футболку с изображением Владимира Путина. Это была ваша инициатива?
– Да. Я так захотел сделать.

– Если вернуть время назад, то снова так поступили бы?
– Я ни о чём не жалею. Любой мой поступок был осознанным. Я бы не хотел что-то вернуть или изменить.

– Вас после этого «Локомотив» оштрафовал?
– Было много слухов на этот счёт. На самом деле клуб меня оштрафовал.

– Тогда почему ваш агент Олег Артёмов заявил, что штрафа не было?
– Может, не хотел подробно комментировать. Или опровергал суммы, озвученные в прессе.

– Почему вы поддерживаете Владимира Путина?
– Мне нравится наш президент. Я подписан в социальных сетях на политические страницы. Слежу за тем, как всё развивается, поэтому его поддерживаю.

– Что именно нравится?
– То, как Путин заботится о России. Мне понятно его видение, развитие страны.

– Вам нравится модель, при которой почти весь профессиональный спорт финансирует государство?
– Мне как спортсмену тяжело давать оценку. Наверное, нет предела совершенству. Всё нужно улучшать. Наш спорт в том числе. Хотя мы находимся в правильном направлении.

– Есть пример, который показывает, что мы на правильном пути?
– Я помню, как начинал играть в футбол. Тогда были совсем другие условия. У нас сейчас есть всё необходимое: поля, мячи, экипировка. Есть профессиональные тренеры – наверное, более качественные, чем раньше. У нас есть люди, которые стараются развивать спорт. Главное, чтобы им продолжали оказывать поддержку. А талантов у нас в стране хватает. Нужно их правильно готовить с малых лет.

– В школе, где вы начинали играть в футбол, сейчас дела идут лучше, чем в ваше время?
– Я занимался в «Трудовых резервах». Увы, не знаю, как там сейчас обстоят дела.

– В декабре 2009 года вы сказали, что пришли в «Локо» из-за желания работать с Сёминым. Тогда Палыч был другим по сравнению с сегодня?
– Не Сёмин изменился, а футбол. Другие тренировки, другой подход. А каким он был человеком, таким и остался. Что касается сборов, то даже не столько они изменились, сколько я к ним иначе стал относиться. Тогда мне было тяжелее. Тем более на уровне Лоськова, Сычёва, Сенникова, а я – молодой, сырой. Теперь ответственнее отношусь к делу, поэтому и проще.

– Перед тем как прийти в «Локо», общались с Сёминым?
– Да. Помню, встречался с ним в кафе. Всё прошло быстро. Он сказал, что заинтересован во мне. Этого было достаточно для меня.

– Сёмин для 69 лет выглядит бодро?
– Знаю, что он иногда играет в футбол. Всем бы так двигаться в 69 лет. Мой последний официальный матч за «Локо» был в Краснодаре, когда Сёмин прыгнул через высокий бортик. На тот эпизод многие обратили внимание.

– Есть ощущение, что Сёмин более жёсткий и требовательный тренер, чем Черевченко. Это так?
– Сёмин – авторитет для «Локомотива». Не могу сказать, что прямо жёсткий, но когда нужно, то действительно требовательный. Если выполнять все его установки, то проблем не будет. Хотя и Черевченко мог накричать.

– Мануэл Фернандеш давал интервью «Чемпионату» и среди прочего сказал, что Черевченко ничего не решал, а только подчинялся Смородской.
– Это мнение человека, который редко появлялся на поле. Каждый, кто мало играет, будет недоволен. Я вот при Биличе мало играл. В таких ситуациях полезнее быть недовольным собой. Сколько у меня было тренеров, но ни с кем у меня не было конфликтов.

– С президентами тоже? Вам всегда было понятно, что делает Смородская?
– Я не конфликтный человек. У меня не возникало разногласий ни с Наумовым, ни со Смородской, ни с нынешним руководством. Думаю, если вы у них спросите, то и они ответят, что со мной не было проблем.

– Когда в команде собиралось семь футболистов одной агентской группы, то многим это кажется странным. Футболистам тоже?
– Мы об этом даже не задумываемся. Каждый игрок сам делает свой выбор. Я давно со своим агентом. Он очень помог, когда мне было 17 лет. Мы с ним идём по жизни вместе. Само собой, не может у всех футболистов быть один агент. Сейчас их много развелось. А эти агентские группировки, как вы говорите, никак не влияют.

– И у Кучука, и у Сёмина были ощущения, что не все футболисты готовы выкладываться при нём.
– Что имеете в виду?

– Ситуации, когда «сливают» тренера.
– Я никогда в жизни не видел, чтобы команда собиралась и говорила: «Давайте «сольём» тренера». Да, иногда бывали бездарные игры. Увы, кто-то думал, мол, футболисты кого-то «сливают». В конце концов, мы выходим играть за своё собственное имя, за болельщиков и за клуб. У нас не может быть таких мыслей.

– Что произошло между Самедовым и Сёминым?
– Это вопрос не по адресу.

– Насколько нам известно, у них была словесная перепалка в раздевалке.
– С Сашей по этому поводу не общался. Не хочу лезть в душу. И это его личные отношения с Юрием Палычем.

– Вы сказали, что в 17 лет вам помог Олег Артёмов. Как именно?
– У меня заканчивался контракт со «Спартаком». Он предложил мне вариант с «Томью». Родителям казался странным переезд из Москвы в Томск, но выбор оставили за мной. Я хотел показать себя в «Томи» и спустя время вернуться в Москву.

– Так и сложилось.
– Да, и именно Артёмов дал мне толчок. Я с ним общаюсь не как с агентом, а как с другом.

– Мне всегда было интересно: как агенты знакомятся с футболистами? «Привет, я Олег Артёмов, давай буду вести твои дела»?
– Это было сделано через отца. В том возрасте сначала подходят к родителям, а уже потом к игроку.

– Что пошло не так в этом сезоне?
– Этот вопрос нам задают почти в каждом сезоне. У нас такие перепады идут, что здесь просто нет ответа. Если я скажу банальные вещи, то люди начнут смеяться и просто не поймут. На самом деле нужно просто выходить и добиваться результата, несмотря ни на что: с кем ты играешь, против кого ты играешь… Если мы будем сплочены, то всё будет получаться. Когда есть результат, то всё идёт хорошо. Как только проигрываешь, то и психологически тяжело вырваться из ямы. Начинается пресс со стороны болельщиков и журналистов. Мы сами себя загнали в эту ситуацию, оказавшись на 10-м месте. Теперь должны сделать всё, чтобы оказаться в еврокубках (отставание от 4-го место составляет пять очков. – Прим. «Чемпионата»), ну и, конечно, на Кубок рассчитываем.

– На Кубок особые надежды?
– Это престижный турнир. Через него можно попасть в Лигу Европы. Хотя о чемпионате никто не забывает. Нам нужно сломать мнение людей, будто «Локомотив» утонул.

– На что должен претендовать «Локомотив»?
– Это большой клуб. Увы, мы пока не можем добиться тех задач, которые перед нами ставят. Но мы к этому стремимся. Надеюсь, скоро мы вернём Лигу чемпионов в Черкизово и первое место в чемпионате, которого все так долго ждут.

– Что взяли с собой на сборы в Испанию?
– Фильмы и книги. У меня на айпаде наши сериалы на военную тематику. Мне это нравится. Не знаю, откуда это пошло, но уже давно увлёкся. Особенно про Вторую мировую.

– Видели коллекцию Юрия Жиркова, который собрал много экспонатов с той войны?
– Нет, хотя наслышан. Я не до такой степени фанат. Просто люблю фильмы о войне. Ещё на сайте ТНТ смотрю «Где логика?», «Импровизация», «Камеди клаб».

– Какую книгу читаете?
– Закончил «Я – Златан». На очереди «Моделирование будущего». Это написал Виталий Гиберт, который участвовал в программе «Битва экстрасенсов». Мне нравится читать про психологию. Она многое решает в спорте. Порой понимаешь, что нужно меньше думать о плохом. Это помогает по жизни.

– Автор книги принимал участие в «Битве экстрасенсов». Это разве не антиреклама для писателя?
– Согласен. Но я не говорил, что смотрю «Битву экстрасенсов». Просто мне советовали книгу человека, который участвовал в этой программе. То, что прочёл, мне пока нравится. Хотя понимаю, что «Битва экстрасенсов» – это просто шоу. Но в необычные способности людей я верю.

– Доводилось сталкиваться?
– Нет, но я верю. Как и в бога.

– Алексей Миранчук на этих сборах часто проводит свободное время в прямом эфире в «Инстаграме». Болельщики задавали много вопросов. Один пришёл и от вас: «Ты остаёшься?»
– Да, это действительно я написал. Лёша посмеялся.

– На вопрос так и не ответил?
– Нет, он понимал, что это шутка. О его уходе много разговоров ходило. Я бы не стал на полном серьёзе лезть в душу к человеку и разбираться, какие у него договорённости с клубом.

– А кто вам рассказал про новую функцию в «Инстаграме»?
– Я не знал, как там делать прямой эфир. Как раз Миранчук мне показал. Оказывается, достаточно было перелистнуть вправо.

– Насколько вам удобно держать связь с болельщиками через «Инстаграм»?
– Я стараюсь общаться с людьми. Много пишут в direct (личные сообщения. – Прим. «Чемпионата»). Когда задают адекватные вопросы, то я адекватно отвечаю. Главное, чтобы вопросы были неглупые и я реально мог помочь.

– К примеру?
– Мне недавно написал парень, у которого проблемы с крестообразными связками. Я был рад помочь, хотя никогда в жизни не видел этого человека.

– Когда вы завели «инстаграм»?
– Уже и не вспомню. Давно было.

– Со временем к нему изменилось отношение?
– Сейчас считаю неправильным выставлять свою жизнь напоказ. Личные фотографии лучше не выставлять часто.

– Вы говорили, что для современного общества актуальна проблема жизни ради лайков. Что имели в виду?
– Люди утром просыпаются и первым делом заходят в социальные сети, смотрят свои новости и ставят лайки. Люди прямо живут социальными сетями. Мне и самому там нравится, но всему своё время. Нельзя забывать про реальность.

– Есть и какие-то плюсы от 600 тысяч подписчиков?
– Я никогда не слежу за прибавлением подписчиков. Если захочу, то вообще удалю «инстаграм». Вполне могу обойтись без него. Я научился не читать комментарии. Два-три года назад я очень болезненно реагировал на все эти оскорбления. Потом пересмотрел своё отношение и просто перестал читать комментарии.

– Недавно вы и вовсе отключили возможность комментировать ваши фотографии.
– Люди разделились, начали оскорблять друг друга. А ведь пишут те, кто вообще не при делах. Я убрал все комментарии даже не для себя, а для читателей. Есть черта, которую не нужно пересекать. Нельзя касаться моих родных, не зная их.

– Закрытые комментарии – временное явление?
– Не знаю. Вот захотелось – я выложил фотографию с моего первого матча после травмы. Люди написали мне напрямую добрые слова. Четырёх людей поблагодарил за поддержку. Затем начались неадекватные сообщения, которые сразу закрываю, не читая дальше.

– Недавно большое интервью «Чемпионату» дал Кержаков. Среди прочего он сказал: «Я понимал, что надо максимально отделить футбол от личной жизни. Постоянно что-то писали о нашей истории. Бывало, ехал на игру и думал об этом. Знал, что рассказывают неправду, а люди это читают и соглашаются».
– Да, согласен с ним. Хотя у меня не было, чтобы я настолько отвлекался от футбола. Если зацикливаться на комментарии, то лучше вообще не жить. Я научился абстрагироваться. Хотя ещё два-три года назад я комментировал, отвечал. Сейчас понимаю, что всё это без толку. Кому и что я пытаюсь объяснить!? Я знаю правду и не собираюсь доказывать её 8 миллионам людей (у Ольги Бузовой 8 миллионов подписчиков. – Прим. «Чемпионата»).

– Насколько в вашей нынешней жизни сейчас присутствует гармония?
– С 1 января у меня новая жизнь, новый этап Дмитрия Тарасова (30 декабря Тарасов развёлся с Ольгой Бузовой. – Прим. «Чемпионата»). После Нового года начал с чистого листа. Я не переживаю, я улыбаюсь, занимаясь любимым делом. У меня всё хорошо. Я знаю, что так будет и дальше. Никому зла не желаю. Просто я перелистнул страницу. Так иногда бывает в жизни у многих. Случилось и у меня ещё раз. Значит, так должно быть. А копаться и доказывать что-то человеку через прессу или «Инстаграм» я не буду. Все люди взрослые, и нет необходимости публично писать мне в социальных сетях. Мы всё обсудили. Поставили точку. Дальше каждый идёт своей дорогой. Я написал в своём посте, что были хорошие периоды, но так сложилось. Желаю всем только удачи.

– Насколько раздражает, когда личная жизнь становится достоянием общественности?
– Я был женат на популярном человеке. Каждый день говорят о нашей ситуации. Я не давал никаких комментариев на этот счёт. Только выложил пост, донёс до людей, чтобы перестали лить грязь, подумали о своей жизни. После этого всё снова взбудоражилось и началось ненужное обсуждение. Говорят, что я за счёт неё стал известнее. Ну, конечно, если она настолько популярна. В результате и за каждым моим шагом стали пристально следить. Я к этому никогда не стремился. Я хочу тихой и спокойной жизни.


----------
Источник: https://www.championat.com/